sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

Химический эшелон атаки

Маршал Маннергейм, размышляя об итогах войны с СССР 1939–1940 годов, писал о новинках, примененных Красной армией при прорыве хорошо укрепленной обороны. Особо сильное впечатление на финского военачальника произвели «самоходные огнеметы, извергающие горящую нефть».


Речь о химических (огнеметных) легких танках на основе популярной и хорошо зарекомендовавшей себя машины Т-26. Была снята левая башня и на ее место прорезан люк, а в правой установлены брандспойт огнемета КС-34 и пулемет ДТ. Именно эта машина и была принята на вооружение под шифром ХТ-26. Затем в КБ-2 завода № 174 по проекту СКБ завода «Компрессор» создали модификацию – химический танк ХТ-130. Башню сместили вправо от продольной оси машины, что дало простор для размещения огнеметной аппаратуры КС-25. В корпусе размещались два резервуара для огневой смеси общей емкостью 400 литров, в башне – четыре баллона со сжатым воздухом по 13,5 литра и бензиновый бачок системы зажигания. Брандспойт с броневым кожухом крепился вместе с пулеметом ДТ. Огнемет наводился с плечевого упора, также был установлен перископический прицел ТОГИ. Угол возвышения брандспойта – до +10 градусов, горизонтального наведения без поворота башни – 20 градусов. Автоматический зажигатель на конце брандспойта имел запальную электросвечу и был защищен броневым кожухом. За секунду огнемет выбрасывал до девяти литров смеси мазута и керосина, при этом дальность выстрела увеличилась с 35 до 45–50 метров.

На Карельском перешейке весьма широко применялись огнеметные установки 201, 204, 210 и 218-го отдельных химических танковых батальонов и рот боевого обеспечения. В войсках насчитывалось 208 танков ХТ-26 и ХТ-130, впоследствии их количество постоянно увеличивали, в том числе поставкой новейших на то время ХТ-133.

Химические танки весьма эффективно выжигали пехоту противника как в дотах и блиндажах линии Маннергейма, так и на открытом пространстве. Специфика зимней войны определила боевое применение этого оружия – огнеметные машины тесно взаимодействовали в составе штурмовых групп с пехотой, артиллерией и линейными танками. Танк подбирался к доту на дистанцию выстрела и выжигал его обслугу.

Максимальный урон наносится не во время выстрела огнеметного танка, а после – огневая смесь растекается, накрывает большую площадь и очень долго горит, выжигая все. ХТ опасен и против бронетехники – жидкая смесь легко проникает в танковые щели и выжигает боевую машину изнутри.

К началу Великой Отечественной в РККА определились с практикой применения ХТ: они не решали боевые задачи самостоятельно, но были весьма эффективны во взаимодействии с линейными танками, пехотой, саперами и артиллерией. Практика не только Советско-финляндской войны, но и боев на Халхин-Голе показала, что их использование наиболее эффективно в совокупности с ружейно-пулеметным огнем и пехотным ударом. Насколько важно это взаимодействие, показали первые схватки с вермахтом в июле 1941 года.

В бою за город Остров на Псковщине принимали участие вместе с линейными и огнеметные танки 3-й танковой дивизии. В пять утра танкисты при поддержке сформированного наскоро из отходящих частей батальона пехоты начали наступление и ворвались на северо-восточную окраину. Перед огнеметным батальоном была поставлена задача действовать в третьем эшелоне и поддерживать наступление пехоты. Собранная с бору по сосенке часть от танков отстала, и танкистам пришлось бить врага без прикрытия непосредственно во втором эшелоне наступления, следуя за тяжелыми танками. Огнеметчики уничтожали живую силу и жилые строения, в которых противник разместил ПТО и пулеметные точки. Гитлеровцы побежали. Однако батальон ХТ-26 без пехотной поддержки понес большие потери от противотанковых средств противника – одна из рот за 40-минутный бой была полностью уничтожена.

Остров мы все же частично заняли. В боях за город в течение дня было уничтожено более 25 противотанковых орудий, 10 тяжелых и 30 легких танков, до полка пехоты и до двух дивизионов полевой артиллерии. Огнеметный батальон потерял десять ХТ-26 и шесть легких танков.

У деревень Бровино, Удоха, Ситня 9–10 июля 1941 года три огнеметных танка 6-го танкового полка, действуя из засад, уничтожили до 30 мотоциклистов и три грузовика с пехотой. Ночью 15 июня группа из 10 тяжелых и огнеметных танков громила тыловые части противника у деревни Строкино. На поле боя враг потерял 240 машин с боеприпасами и горючим и автомобиль, в котором нашли секретные документы 52-го химического минометного полка вермахта.

Огнеметные танки были грозной силой. В книге воспоминаний «Сражение века» маршал Василий Иванович Чуйков пишет: «До прихода 45-й дивизии Соколова нам надо было продержаться два-три дня. Мы опять сокращали штаты отделов и служб. Набрали человек двадцать. К ним присоединили тридцать бойцов, выписавшихся из санчастей и лазаретов, расположенных под берегом Волги. Вытащили с поля боя три подбитых танка – один огнеметный и два средних. Их быстро отремонтировали, и я решил «ошеломить» противника. С утра 29 октября пустить в контратаку три танка и 50 стрелков. Направление контратаки – стык между дивизиями Смехотворова и Гурьева по Самаркандской улице, где противник почти вплотную подобрался к Волге. Мой заместитель по бронетанковым войскам М. Г. Вайнруб всю ночь проводил по крутому берегу эти танки, подыскивая хороший исходный рубеж. Контратака началась рано утром, перед рассветом. Ее поддерживала артиллерия с левого берега и полк катюш полковника Ерохина. Захватить большое пространство не удалось, однако результаты получились внушительные: огнеметный танк сжег три вражеских танка, два средних подавили противника в двух траншеях, где тотчас же закрепились наши стрелки».

Огнеметные танки показали довольно высокую боевую эффективность, но выявился и главный недостаток ХТ-26 и всех его модификаций – слабое бронирование. К концу 1941-го большая часть огнеметов была потеряна в боях и по техническим причинам, однако химические танки еще воевали на Юго-Западном, Южном и Крымском фронтах и весной 1942 года. Проблему требовалось решать в срочном порядке. Весьма действенным оказался огнеметный танк, созданный на базе среднего Т-34, спроектированный и готовый к испытаниям в 1941-м. От легких ХТ-26 он отличался тем, что была сохранена пушка, а пороховой поршневой автоматический танковый огнемет АТО-41 установлен вместо курсового пулемета. В серийное производство его запустили на Урале в 1942-м, и ОТ-34 стали самыми массовыми огнеметными танками Великой Отечественной. На Кировском заводе в Ленинграде в 1941 году спроектировали тяжелый огнеметный танк КВ-8 на основе КВ-1, в 1942-м началось его серийное производство. Но это отдельная история.

Иван Драгомиров

Tags: история, оружие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments