sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

К провалу маленькой декоммунизации в Свердловске. Некоторые уроки

Итак, над сторонниками "маленькой декоммунизации" в Свердловске (быв. Екатеринбург) одержана победа. Пока не окончательная, промежуточная, но не менее важная. Высочайшим решением вопрос "сквер или храм?" вынесен на опрос.

Давайте коротко оценим эту победу. (Кстати, меткое и абсолютно точное определение "маленькая декоммунизация", то есть замена советского сквера на храм, принадлежит именно сторонникам храма, с сайта "Русская планета", где написали: "Казалось бы, восстановление исторической справедливости, маленькая такая декоммунизация, столь сладкая сердцу прогрессивной общественности — и неожиданно бурная реакция...").


1. За последние годы противникам декоммунизации в России уже удавалось добиться некоторых небольших побед. Например, сохранения исторического (sic!) названия станции московского метро "Войковская", против которого агитировали единым фронтом и охранители, и "оппозиционные" либералы, "от Киселёва до Киселёва". Сохранения советского названия города Тутаев в честь красноармейца, который сама Госдума (!) постановила переименовать в "Романов-Борисоглебск". Сноса мемориальной доски маршала-барона Маннергейма в Ленинграде (быв. Петербург). Сноса мемориальной доски АдмиралЪа Колчака там же... Но данная победа важна тем, что предыдущие были "символическими". А теперь победа одержана в сугубо материальной области, области доходов церковников и буржуев. И это для них, несомненно, гораздо более чувствительный удар, чем любые символические уступки. Там они могли скрипеть и скрежетать зубами от "моральной" досады, теперь впервые ущемлённым оказался их кошелёк. Пусть в одном городе, в одном локальном месте, но всё же!

Конечно, могут сказать, что это совершенно меркнет на фоне гигантского успеха декоммунизаторов в прошлом году: отнятия пенсий у всех российских пенсионеров за целых пять лет (то есть у каждого отняли примерно по миллиону рублей). Да, конечно, маленький успех на фоне грандиозного поражения трудящихся. Но тем более ценный, поскольку позволяет понять: декоммунизаторам можно и нужно сопротивляться. И добиваться успеха! Вначале в малом, а там и в большом.

2. Предыдущие победы, в "символической" области, достигались, как правило, без задержаний, арестов и прочих силовых мер в отношении противников декоммунизации. Даже в Ленинграде, хотя там действия борцов с "доской Маннергейма" зачастую мало укладывались в рамки формального законодательства (хотя духу закона, который не может поощрять пропаганду союзников Гитлера, бесспорно, соответствовали). Но это понятно: чем чувствительнее для господ булкохрустов вопрос (а кошелёк для них — самое больное и чувствительное место), тем больше будет с их стороны сопротивление.

3. Победа над декоммунизаторами всегда и везде достигалась только с опорой на мнение народа. А народ — против декоммунизации, и в большом, и в малом. И в области символов, и в такой глобальной области, как "распенсионеривание" стариков. Только в одном случае протестующим удаётся довести дело до народного голосования, в другом правящий класс этого не даёт. Значит, главным требованием во всех таких случаях всегда должно быть народное голосование — опрос или референдум, апелляция к народу, трудящимся. Только так можно добиться успеха.

4. У некоторых особо щепетильных левых и "левых" вызвало вопросы и критику то, что против постройки храма в Свердловске выступали не только левые и красные, но и либералы. И, например, Эдуард Лимонов. Что ж, напомню, что и в Ленинграде памятную доску союзника Гитлера всевозможными едкими, пачкающими и зловонными жидкостями прилежно обрабатывали и поливали не только безупречные красные, но и те же лимоновцы, и бог знает кто ещё. Важен ведь результат: что декоммунизаторы положены на землю плашмя, на обе лопатки, вместе со своим возлюбленным кумиром-маршалом-бароном. Где и когда красные добивались победы над врагами без "сомнительных", по мнению иных брезгливых граждан, союзников? Октябрь вместе с большевиками совершали левые эсеры и анархисты. В гражданской войне против Врангеля большевики воевали во временном союзе с батькой Махно. Во Второй мировой их союзниками стали либералы Черчилль и Рузвельт. Это только самые очевидные примеры...

В перестройку многие левые (или считавшие себя таковыми) оказались беспомощным охвостьем в массовке либералов. Если теперь некоторые либералы окажутся в массовке сопротивления декоммунизации — что за беда? Важно, чтобы они не осёдлывали это движение, не выползали в лидеры. Не начинали задавать ему тон и свои фальшивые лозунги. Тут никакого примиренчества быть не может и не должно. А лозунг "Скверу — да, храму — нет!" — что против него можно возразить?

5. Ну, и ещё раз стоит напомнить, что победа сугубо промежуточная, и если не удастся закрепить её в итогах народного опроса, то она ещё может превратиться в поражение.

Так что борьба продолжается...

Александр Майсурян

Tags: общество, протест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment