sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

«Единая Россия» взяла Питер, уступила Москву, провалила Хабаровск

Но в целом Мимикрия и административный ресурс помогли партии власти сохранить свои позиции в провинции

В России 8 сентября прошел единый день голосования. Жители 16 регионов выбирали себе губернатора, в 13 субъектах федерации региональные парламенты, в четырех — депутатов Госдумы. Кроме того, в трех городах жители выбирали мэров, а еще в трех регионах депутаты выбрали глав местных заксобраний.


Наибольший интерес из-за массовых протестов накануне голосования вызвали выборы в Мосгордуму. После обработки 85% бюллетеней, по предварительным данным, КПРФ получает 14 мандатов, а «Справедливая Россия» и «Яблоко» по три. Еще 25 мандатов (всего 45) достанутся так называемым «самовыдвиженцам». Явка составила 21,66%.

Эвфемизм «самовыдвиженцы» используется в основном для обозначения кандидатов от «Единой России». После голосования за пенсионную реформу они стали скрывать свою принадлежность к партии власти в надежде ввести в заблуждение избирателя. Выборы показали, что такого рода политическое мошенничество в большинстве случаев принесло свои плоды.

Впрочем, некоторые, совсем уж одиозные единороссы все равно потеряли поддержку народа. Например, глава московской «Единой России» и вице-спикер Мосгордумы Андрей Метельский пока проигрывает коммунисту Сергею Савостьянову, которого он пытался снять с выборов с помощью судебного иска. А ведь единоросс был депутатом городской думы четыре срока подряд.

А вот в регионах административный ресурс оказался практически всемогущим. В первом туре победили все назначенные Путиным врио губернатора, включая Александра Беглова в Петербурге. После обработки 90% протоколов он набирает 64,6% голосов. Напомним, в ходе предвыборных дебатов Беглов публично отрекся от принадлежности к партии власти.

О силе административного ресурса можно судить по Хабаровскому краю, где при губернаторе от ЛДПР Сергее Фургале его однопартийцы получили 34 из 35 мандатов в краевом заксобрании. Кроме того, жириновцу Ивану Пиляеву достался мандат на довыборах в Госдуму. Николай Платошкин от КПРФ пришел к финишу вторым, а Вика Цыганова от «Единой России» — третьей.

Отдельного внимания заслуживает эксперимент с электронным голосованием, проведенный в трех округах Москвы. Явка на электронных участках составила 92,3%, что резко контрастирует с явкой «в реале». Правда, прежде чем заработать в нормальном режиме электронная система допустила два серьезных сбоя и перспективы ее внедрения туманны.

— Явка в Москве в 21 процент — это очень мало, — говорит директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко. — Это близко к минимальной явке, которая была пять лет назад. Такая явка говорит о том, что эти выборы не интересны почти никому. Они интересны одной пятой части москвичей. Это позор московской власти, которая эти выборы проводила.

«СП»: — Какова причина такой низкой явки?

— Начнем с того, что многие кандидаты были «зачищены»… Надо понимать, что депутат Мосгордумы является представителем не меньшего, а большего числа избирателей, чем, например, депутат Госдумы. Среднее количество кандидатов в избирательном округе было около пяти человек. На некоторых четыре, на некоторых шесть. Это недопустимо мало для нормальной политической конкуренции.

«СП»: — Разве уличные протесты не работают как реклама процесса выборов?

— Протесты работают против явки. С чего избирателю идти на выборы, если их возможные кандидаты были лишены возможности баллотироваться?

«СП»: — Как вам эксперимент с электронным голосованием? Там явка превысила 90%…

— Это, конечно, красивая цифра, но это 90% от очень незначительного числа избирателей. Это все ни о чем.

«СП»: — Однако в случае расширения практики электронного голосования, оно может оказать влияние и на результаты выборов. Например, более активно станет голосовать молодежь, которая буквально живет в Сети. А значит, политические предпочтения молодежи повлияют на выбор избирателя в целом…

— Для того чтобы молодежь голосовала, должны быть кандидаты, а не средства для голосования. У молодежи ноги ходят более резво, чем у представителей старшего поколения. Поэтому, если бы было за кого проголосовать, не было вопроса, как это сделать — через интернет или физически на участке.

«СП»: — Москва — чемпион по низкой явке…

— Самая высокая явка была на Алтае, выше, чем в среднем — в Новосибирске. В Новосибирске был показан, пожалуй, наиболее демократический результат, не был лишен возможности участия представитель Навального Сергей Бойко. Он взял свои 18%. Это нормальная ситуация (победил на выборах мэра Анатолий Локоть от КПРФ — авт.). Получается, Новосибирск более демократичен, чем Москва или Петербург.

О том, как прошли выборы в Петербурге, нам рассказал глава местной организации незарегистрированной партии «Другая Россия» Андрей Дмитриев.

— Высокий процент, полученный Александром Бегловым, был вполне предсказуем, учитывая проведенную работу по зачистке электорального поля. Дошло до того, что власть сняла с выборов, дав должность в Смольном, совершенно безобидного представителя ЛДПР Олега Капитанова. Просто потому, что пиарщики Беглова решили, что молодой мужчина для него опасен.

Потом снялся Бортко, который шел от КПРФ и мог претендовать на выход во второй тур. Таким образом он нанес серьезный удар по легитимности этих выборов, показав, что он не хочет играть в эти игры.

В условиях оставшейся племянницы Миронова — совершенно никакой Надежды Тихоновой и демократа без армии Михаила Амосова, который вышел из «Яблока» и перессорился с другими демократами, имея вполне конструктивные отношения со Смольным, иного результата быть и не могло.

«СП»: — Явка в Петербурге побольше, чем в Москве…

— Интересно, что на 18:00 явка была чуть больше 20% — самая низкая за время губернаторских выборов. Потом горизбирком заявил, что она больше 40%. Странно, правда? Реальная явка могла быть 25%-27%. А это значит, что три четверти избирателей выборы проигнорировали, понимая, что от них ничего не зависит. Отнеслись вполне презрительно или равнодушно к назначенному заранее, навязанному горожанам Беглову.

Поэтому победа эта «пиррова». Беглов имеет наименьшую легитимность среди всех бывших градоначальников. У меня есть ощущение, что он долго в своем кресле не просидит. Таких выборов, чтобы так чистили поляну, в Петербурге не было ни в 1990-е, ни в 2000-е, ни в 2014 году.

«СП»: — У вас тоже было «умное голосование» Навального?

— Оно провалилось. Горожан призывали голосовать за любого, кроме Беглова. Ну и сколько набрали Тихонова и Амосов? Мизер. Люди понимают фэйковость самой процедуры и не хотят участвовать в этих постановочных играх. Так что условная партия бойкота значительно превышает партию избирателей власти, да и вообще избирателей.

Политолог Константин Калачев констатирует, что у власти все еще достаточно ресурсов, чтобы поддерживать кандидатов-единороссов.

— Настоящие страсти кипели на муниципальном уровне. Там было и большинство нарушений, что объяснимо. Региональные выборы были уже поскучнее, а выборы глав регионов прошли уже «в лучших советских традициях». Посмотрите результаты в Башкортостане или Забайкалье. Посмотрите на результат Александра Осипова — свыше 90%. Но оправдать столь высокие ожидания будет непросто.

В республике Мари Эл, где сильны позиции КПРФ, большинство у «Единой России», как и в Республике Алтай. А вот Хабаровский край стоит особняком. Но тамошние результаты являются подтверждением первоначального выбора хабаровчан, которые голосовали не столько за ЛДПР, сколько за Фургала и его команду.

«СП»: — Почему так?

— В России слово «выборы» не точно передает происходящее на деле. Часто мы имеем дело с «референдумным» голосованием, как это происходит на выборах губернаторов. Подбор кандидатов во многом определяет итоговый результат. Но даже такие выборы заставляют власти так или иначе вспоминать об избирателях и прилагать усилия, чтобы их как-то задобрить. Например, на Сахалине буквально перед выборами подняли пенсии, и люди даже успели получить деньги.

Хотя конечно складывается впечатление, что те люди, которые говорят, что если бы выборы что-то решали, их бы давно запретили, получили дополнительные аргументы в пользу этой своей позиции. Но по мне, ходить на выборы надо, пусть как инструмент перемен они у нас и не работают. Работают, скорее, как инструмент консервации и легитимации ранее принятых решений. Когда в Кремле решают, кто станет главой региона, а население может поддержать или нет.

По итогам 8 сентября вывод для власти состоит в том, что менять систему выборов в Госдуму нет никакой необходимости. Да, «Единая Россия» не получает прежних процентов, но можно подумать, как вернуть ей былой рейтинг, вместо того, чтобы изменить пропорцию в пользу одномандатников или разрешая надпартийные избирательные блоки.

Сергей Аксенов

Tags: политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments