sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

Путин сказал: «В рай!» — значит, в рай

Реклама Ракетных войск стратегического назначения имеет «особую социальную значимость», поэтому под нее бесплатно выделены места в центре Москвы. Сама реклама – это фото пуска ракеты и фраза «После нас – тишина».


Тут вроде бы все понятно, даже не скажешь про хрупкое дно: были и Путин с мультиками, и Жириновский с ядерным ударом по Стамбулу. Но есть все же пара новых деталей. В нашем стремительном пике их нельзя пропустить.

Во-первых, слоган. Это, конечно, парафраз Калигулы: ‹После нас хоть потоп». Чем поздний путинизм отличается от позднего цезаризма? Калигула ввел в Сенат одного коня, а у нас в парламенте конюшня. Калигула не планировал утащить с собой в могилу весь мир, а Путин – очень даже.

Если со всех сторон кричат «Нет Путина – нет России», то легко рождается чеканная формулировка «они сдохнут, а мы в рай».

Во-вторых, «особая социальная значимость рекламы» (отдельно спрошу: рекламы чего?). Это ведь не для доедающих последний <...> без соли регионов повешен плакат. Это в центре Москвы. Для своих. Для тех, кто готов в рай.

Я не хочу пугать, но задуматься стоит: найдется ли в нужный момент какой-нибудь капитан, который не нажмет кнопку по приказу из Кремля? Возможно, он – наш единственный шанс на спасение от социального государства особой значимости.

Дмитрий Гудков

Tags: эпоха развитого путинизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments