sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

«Бог не любит Гаити»: рай и ад Эспаньолы

Остров Эспаньола, или Гаити, совмещает туристический рай и филиал ада на Земле. Почему у двух соседних государств — Доминиканы и Гаити — оказались столь разные судьбы? Мы попытались разобраться.



В Маленькой Испании

В Карибском море есть остров Гаити, он же — Эспаньола. Этот кусок суши делится примерно в отношении один к двум между Республикой Гаити и Доминиканской Республикой. Население же двух государств примерно равно. Природные условия близки. История тоже долгое время была одна на двоих. Затем и тут и там была длинная череда госпереворотов, которые сменялись периодами американской оккупации либо правления диктаторов.

Однако в Гаити с экономикой, мягко говоря, не очень. Две трети населения заняты в сельском хозяйстве. А страна держится на плаву благодаря переводам от эмигрантов и международной помощи.

Доминикана же может похвастаться горнодобывающей отраслью и туристическим сектором. А первое место в структуре экспорта как в США, так и в Китай занимают… медицинские инструменты. Успешно экспортирует она и бейсболистов.

Разница между западом и востоком острова будит в памяти слова Киплинга — Oh, East is East, and West is West…

Среднедушевой доход на востоке острова в пять раз выше, чем на западе. Доминикана известна в мире как туристический рай. А соседняя Гаити — как failed state, филиал ада на Земле. «Порядок» в котором раньше поддерживали тонтон-макуты.

(Тонтон-макуты — это ультраправые эскадроны смерти, существовавшие в Гаити в 1958-1986 годах. На них держалась власть клана Дювалье.)

Социальное расслоение на западе острова превосходит самые смелые ожидания. Свыше 80% гаитян живут за чертой бедности. Многие выживают на полтора доллара в неделю, питаясь сахарным тростником. И с радостью соглашаются на самую тяжёлую и грязную работу в Доминикане.


В то же время в гаитянских ресторанах для богатых порция спагетти стоит двадцать долларов. Этих богачей можно встретить и в доминиканских отелях. Вместе с подругами, которые из-за обилия украшений напоминают рождественские ёлки.

Почему же на острове построить одно государство получилось, а другое — нет? Этому есть несколько объяснений. А значит, нет одного — внятного и очевидного.

Экскурс в историю

Остров был открыт Колумбом в 1492 году и стал одной из первых испанских колоний в Новом Свете. Аборигенов — индейцев таино — уничтожили (и/или они вымерли от занесённых на остров болезней), остатки коренных жителей переселились на Кубу. Но затем испанцы потеряли интерес к колонии, так как серебряные фонтаны били на континенте. И остров запустел. На Эспаньоле тогда разводили скот, который разбегался по окрестностям и дичал. А небольшой соседний островок в форме черепахи (Тортуга) вошёл в историю как одно из гнёзд пиратов и охотников-буканьеров.

В 1697 году западная часть острова перешла к Франции, которая вскоре построила там высокоэффективную экономику. Колония Сен-Домен к середине XVIII века давала 40% сахара и 60% кофе, которые потребляла Европа. И обеспечивала до четверти доходной части бюджета королевства.

За счёт чего произошло это экономическое чудо? Как никому не нужный клочок суши на западе Эспаньолы превратился в жемчужину Французской короны?

Чудо обеспечили африканские невольники.

В конце XVIII века во французской части острова на тридцать тысяч белых приходилось около полумиллиона чёрных рабов. В колонии также проживала большая община мулатов, немало из которых являлись рабовладельцами. В испанской же части острова всё население ненамного превышало сто тысяч.

Западная, французская часть Эспаньолы, в то время была намного богаче, чем восточная!

В 1795 году французы заняли весь остров. Вскоре на Гаити произошла Гаитянская революция — единственное успешное в мировой истории восстание рабов.


Экспедиционный французский корпус не смог вернуть контроль над колонией. Войска одержали ряд побед над восставшими, но, в свою очередь, потерпели поражение… от эпидемии жёлтой лихорадки. Жертвой этой болезни стали тысячи солдат во главе с командующим Шарлем Леклерком — мужем сестры первого консула. После провала этой экспедиции Наполеон потерял интерес к Америке. Было решено отказаться и от Луизианы.

(Маленький комарик тогда изменил мировую историю. Впрочем, не в первый раз — и не в последний.)

Но восток Эспаньолы не горел желанием стать независимым — и в 1808 он вновь вернулся к Мадриду. С 1822-го до 1844 года весь остров был захвачен гаитянами. А в начале 60-х годов XIX века на востоке на несколько лет вновь была установлена власть метрополии…

Большой след в истории Доминиканской республики оставил Рафаэль Трухильо, который правил там в 1930–1961 годах. Столица была переименована в Сьюдад-Трухильо, именем Трухильо было названо ещё много чего. Но после смерти правителя его имя было стёрто. И осталось оно лишь на паре городских люков. Но энергетика страны и многое из того, что было отжато непосильным трудом, осталось в собственности семейства Трухильо.


Люк в Сан-Доминго чудом уцелел в войне памятников

Строго говоря, Доминикана на звание рая тоже не тянет. Там очень высокий уровень коррупции, с которой воевал лишь один местный президент — Антонио Гуссман.

Боролся последовательно, поэтому и застрелился в своём кабинете в 1982 году.

В стране немало бедных — тех, кто живёт в домах без водопровода (воду привозят в бочках) и не платит за электричество. И есть состоятельные граждане, обитающие в домах-крепостях. Средней прослойки нет.

Иностранцы же проводят свой отпуск в Доминикане в резервациях для туристов — и эту сторону жизни острова зачастую не видят.

Где разошлись пути?

Где и когда разошлись пути двух кусков одного острова? Какие есть версии, объясняющие это?

Версия 1. Расовая

Восставшие рабы устроили в 1804 году резню белого населения. Выжившие бежали, в частности — на Кубу. Туда переехал и центр производства сахара. В населении Гаити доля африканской крови побольше, чем у соседей. Неужели это все объясняет?

Вряд ли. Ведь население Доминиканы тоже афроевропейское, хоть и посветлее.

Но друг друга жители двух кусков острова различают хорошо — и испытывают сильную неприязнь друг к другу. Такую, что иногда даже есть не могут.


Резня на Гаити

Тысяча девятьсот тридцать седьмой стал мрачным не только в нашей истории. В Доминикане он ознаменовался резнёй, которая получила название «петрушечной» (Masacre del Perejil). Слово «петрушка» (по испански — perejil) является «шибболетом». То есть по его произношению легко определить, «с какого ты района», — с испанской части острова или с французской. Неправильно произносившим рубили головы мачете. Тогда тест на произношение не прошли примерно пятнадцать-двадцать тысяч гаитян.

(Шибболет — это «речевой пароль», который выдаёт неродной язык. Термин взят из Библии, где евремлян убивали за неверное произношение этого слова. В их диалекте не было «ш» — и они могли сказать лишь «сиболет».)

Версия 2. Культурная

Нет, дело не в том, что на востоке острова говорят по-испански, а на западе — на испорченном французском. Среди испаноязычных государств Америки есть и явные неудачники (Гондурас и Гватемала).

Надо понимать, что рабство рабству — рознь. Это хлопковое рабство на юге США, а также работа на кофейных плантациях либо скотоводческих хозяйствах в ряде областей Бразилии были относительно сносными — позволяли поддерживать воспроизводство невольников. Формировались общины, которые отрывались от своих африканских корней, переходили в христианство и на язык хозяев.

Сахарное же рабство, несмотря на вкусное название, — самое страшное. После нескольких лет на рубке тростника и у печей большинство рабов умирали. Впрочем, окупив себя.


Рабы на сахарной плантации

В сахарную воронку необходимо было постоянно вливать новых невольников. И из-за «большой текучки» европейская культура не успела укорениться среди рабов острова. Их мировоззрение представляло собой странную смесь африканских культов и католицизма. А после уничтожения восставшими либо бегства всего белого населения победители построили государство, во главе которого стоял император. И как же без элиты? Из бывших рабов было создано и новое дворянство. А по позициям католической церкви был нанесён удар, её земли конфисковали.

Велико ли на Гаити влияние колдунов? Репутация у них есть. И сейчас к ним, сильно рискуя, приезжают люди из других стран, чтобы попросить о помощи в решении своих личных проблем. Для чего привозят солидные деньги — и определяют жертву.

Почему же никто из этих колдунов не может помочь Гаити? Может быть, кто-то сильно попросил у них принести в жертву всю страну?

(По ещё одной точке зрения, культурные различия надо видеть в том, что на западе острова было построено закрытое общество, с чёрным расизмом в качестве идеологии. А восток оставался открытым для иммигрантов.)

Версия 3. Экологическая

Джаред Даймонд в своей знаменитой книге «Коллапс» подчёркивает роль сохранения растительности на востоке острова. Масштабная вырубка леса влечёт за собой почвенную эрозию, а также истощение гидроресурсов, необходимых для выработки электроэнергии.

Власти Доминиканы, борясь с браконьерами драконовскими методами, смогли остановить вырубки. «Чёрных» лесорубов без лишних разговоров расстреливали на месте. Поэтому сейчас 28 процентов территории Доминиканы покрыты лесами, а в Гаити — лишь один процент.


Да, запад острова превращён в рукотворную пустыню. Правда, восточная часть имеет ещё одно климатическое преимущество — там выпадает больше осадков.

Зачем же вырубают лес на острове? Оказывается, для производства древесного угля, который и служит основным топливом для приготовления пищи. Бригады гаитян ради этого вторгаются и на территорию соседнего государства.

А как же решают вопрос топлива в Доминикане? Там наладили импорт сжиженного природного газа из Венесуэлы.

Версия 4. Божественная

Разница в судьбе двух частей острова очевидна. Но что думают о причине этого доминиканцы? Они считают, что просто «бог не любит Гаити».

И действительно, в январе 2010 года землетрясение буквально снесло постройки на западе острова. Пострадали не только трущобные shanty towns, построенные из хлама и палок, но и вполне серьёзные здания. Официально погибли от двухсот до трёхсот тысяч человек. Разрушенная инфраструктура и общий хаос не позволяли международным организациям своевременно оказать помощь. А если этого показалось мало, то осенью в стране собрала свой урожай холера. В 2018-м на западе острова вновь было землетрясение, а на востоке, в Доминикане, — ничего, тишина…


Каков итог? Не нужно абсолютизировать значение какого-то из этих факторов. Возможно, они все сыграли понемногу.

Но есть ли у этих двух стран хоть что-то общее? Да, они ведь живут на одной планете. В последние годы, после реанимации «карибского маршрута», остров превратился в перевалочный пункт колумбийского кокаина. Но непонятно, кто тут более матери-истории ценен — Республика Гаити или Доминикана.

Михаил Поликарпов

Tags: география, интересное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments