sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

Путин начал третье десятилетие правления с раскачивания лодки

Идея устроить народное голосование более загадочна, чем сам план переделки государственного строя

Всего пару недель назад отмечали 20-летие единоличной власти Владимира Путина. Календарная стремительность, с которой последовало самое необычное из его посланий, подводит к мысли, что третий десяток лет своего правления вождь хочет сразу же преподнести народу как-то по-новому.


Согласимся, что казенные анонсы этого послания, а заодно и независимые экспертные предположения о главных его посылах в целом не оправдались.

Путин не сказал ни слова о слиянии с Белоруссией, которое якобы даст ключ к продлению его правления. Не объявил досрочных выборов — президентских либо парламентских, о которых так уверенно говорили знатоки. Об ожидавшемся в качестве главного события года семидесятипятилетнем победном юбилее обмолвился лишь слегка.

Заранее расхваленная «социальность» его установочной речи не вышла за рамки обычного. А если и вышла, то недалеко. Провозгласить не особенно дорогостоящие блага (в данном случае касающиеся бедных семей с детьми) — это очень традиционно. Как и пообещать бизнесменам защитить их от преследований. Неужели хоть раз было иначе?

Не совсем обычным по интонации оказалось только категорическое настояние уже в следующем, 2021-м году, обогнать человечество по темпам экономического роста. Если не жизнь, то статистика, должны будут напрячься и спешно выдать рапорты о чудесном скачке хозяйства и народного благополучия. Видимо, таков будет политический соус к тому главному, о чем объявил Путин.

А главное, конечно, это правка Конституции, которую вождь — и это, по-моему, первейший сюрприз — хочет провести через народное голосование. Формальная процедура ничего подобного не требует. Вопрос, зачем такие хлопоты, оставлен без ответа.

Притом сам по себе пакет поправок в том виде, в каком он изложен вождем, — это по большей части лишь формализация того, что есть и так.

Подчинение международным законам и договорам во внутрироссийских делах осталось в прошлом безо всякой официальной отмены. Остатки независимости местного самоуправления давным-давно по факту упразднены. Уже полтора десятка лет МСУ является такой же частью властной вертикали, как и прочие звенья бюрократической машины.

Провозглашение «единой системы публичной власти» уж точно ничего не изменит. Разве что послужит предохранительной мерой против любых возможных попыток избирателей, активистов и непонятливой части местных верхушек где-нибудь реставрировать самоуправление.

Что же до увольнения судей, не оправдавших высочайшего доверия, то оно всегда проходило легко, и проектируемые консультации с чиновниками из Совета Федерации выглядят излишним и бесполезным ритуалом.

Самым интересным из нововведений мог бы стать перенос в Госдуму назначения премьера. Но пока не стал. Если Путин собирается когда-нибудь продолжить службу государству на премьерском посту, то удивляет скромность намечаемого повышения статуса этой должности. Ничего похожего на парламентский режим. Путин даже специально отметил этот факт. Все главные рычаги, и в первую очередь силовые, все равно останутся в президентских руках.

Притом относительно того, кто и когда может стать следующим президентом, ясности только убавилось.

Совсем недавно Путин сообщал, что два президентских срока, отработаны они подряд или раздельно, станут максимумом. После чего пошли толки, что это нарочно придумано для Медведева, первый свой зицпрезидентский срок уже отслужившего. Идея выглядела правдоподобно. Хотя протаскивание этой непопулярной фигуры через народное голосование — работа не из приятных.

А теперь вчитайтесь в сегодняшнее послание: «Знаю также, что в нашем обществе обсуждается конституционное положение о том, что одно и то же лицо не должно занимать должность президента Российской Федерации более двух сроков подряд. Не считаю, что этот вопрос принципиальный, но согласен с этим».

Так с чем все-таки соглашается Путин? С удалением слова «подряд» или с его сохранением? А что если он подумал и согласился, наконец, удалить слово «двух»? Умышленно или нет, но эта реплика не вносит ясность. Наоборот, уменьшает ее.

Как и отсутствие намеков на срок проведения плебисцита. В сентябре 2021-го, объединив его с думскими выборами и дождавшись отчетов об экономическом чуде? Или все-таки совсем скоро, уже в этом году, на что вроде бы указывает спешка с оглашением послания?

Если второе, то зачем так рано? Будь это голосование по новой Конституции, оно обнулило бы для Путина отсчет президентских сроков. И все встало бы на свои места. Но в объявленном списке поправок такой возможности не предусмотрено. Однако ничто ведь не мешает по ходу предстоящего всенародного обсуждения обогатить этот список какими-то добавочными пунктами и притом гораздо более важными, чем те, с которыми сегодня была ознакомлена публика.

Главное ведь, что процесс пошел. Конституционную лодку начали уверенно раскачивать, и уж конечно не ради стилистических украшений текста ельцинской эпохи.

Никто и раньше не сомневался, что Владимир Путин вместе с командой соратников работает над созданием процедуры, продлевающей его власть. И вот от слов переходят к делу, с фирменной таинственностью не объясняя смысла отдельно взятых шагов. Шаг №1 — революционное послание. Шаг №2 — пару часов спустя отставка медведевского кабинета, о недовольстве которым в послании ни слова.

Ждем следующих телодвижений, гадать о смысле каждого из которых совершенно незачем. Главное — видеть, куда они ведут. Когда-то давно один марксистский идеолог сказал о своей стратегии: «Движение — все, конечная цель — ничто». А у нашего режима все наоборот: «Движение — ничто, конечная цель — все».

Сергей Шелин

Tags: власть, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments