sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

Возрождение «цеппелинов»: Спасать космонавтов будут дирижабли

Известна цена «воздушного шарика» — 1,7 млрд. за штуку

Они по определению «связаны одной цепью» — космические корабли и дирижабли, при всей разности технических характеристик, предназначения и, естественно, возможностей. Но и те, и другие — устремлены в небо. Полеты первых дирижаблей (начиная с 24 сентября 1852 года, когда первопроходцем в небе над Версалем стал 44-метровый «Жирар-1» с паровым двигателем) вызывали не меньший восторг, чем спустя 111 лет первый полет человека в космос, когда Юрий Гагарин 12 апреля 1961 года облетел вокруг Земли.


Первым международным пассажирским дирижаблем, выполнившим трансатлантический авиарейс из немецкого Фридрисхафен в американский Лейкхерст, стал дирижабль LZ 127 «Граф Цеппелин». Впоследствии дирижабли были вытеснены с воздушной арены развитием авиастроения, космических ракет, но истинные романтики неба их никогда не забывали.

Реанимировать дирижабли пытались с тех пор неоднократно, в том числе и для военного применения, но до массового производства дело так не доходило ни в одной из стран мира. В том числе и в России, где разрабатывался дирижабль «Атлант» для возможного использования в интересах Минобороны. Планировались даже его летные испытания в 2018 году, но проект так и остался на земле. Бюджетные средства ушли на истребители, вертолеты, транспортные самолеты. Почему? Они быстрее. В военной сфере — это неоспоримое преимущество. Тема дирижаблей как-то плавно сошла на «нет» — ну, и суда нет.

Однако сейчас дирижаблями неожиданно заинтересовался Центр подготовки космонавтов (ЦПК). По крайней мере, так утверждается в научном журнале «Пилотируемые полеты в космос», правда, лишь на уровне предположения. Необходимость наличия спасательного флота, как минимум из 10 дирижаблей, объясняется тем, что современные самолеты, которые используются для патрулирования, перевозки личного состава и спецтехники, «не располагают возможностью эксплуатироваться с неподготовленных аэродромных площадок (аэродромов определенного класса), обладают ограниченным временным ресурсом непрерывного нахождения в воздухе и не могут осуществлять полеты в режиме «зависания».

— Можно сколько угодно иронизировать по поводу использования дирижаблей, сравнивая их с воздушными шарами и некой допотопностью, но современные дирижабли имеют более широкий потенциал, чем изобретение француза Жана Менье, — поясняет эксперт в области космонавтики, экс-сотрудник «Роскосмоса» Владимир Попов. — Сейчас это устойчивые к ветрам аппараты, способные длительное время находиться в воздухе и перемещаться на значительные расстояния, перевозя при этом крупные грузы, в том числе станции слежения и мониторинга земной поверхности.

Нынешние дирижабли имеют в основе корпуса многослойную композитную ткань, их оболочка изготавливается из современных высокопрочных материалов. Оболочка наполняется не взрывоопасным водородом, как раньше, что послужило причиной гибели дирижабля «Гинденбург» в 1937 году, а негорючим гелием. В современных дирижаблях применяется система автопилотирования, другое высокотехнологичное оборудование.

И если речь идет о создании дирижаблей предназначенных для поиска и спасения космонавтов, то это идеальный вариант для работы над морским пространством. Особенно с учетом того, что траектория стартов с космодрома «Восточный» проходит над значительной территорией Тихого океана, где в поисково-спасательных работах вертолеты и надводные корабли не столь эффективны.

Дирижабли же, зависнув на высоте 5-10 тысяч метров, смогут отслеживать значительную часть водной поверхности и являться своеобразным координирующим штабом, который, обнаружив спускаемый аппарат, наведет на него иные средства. А при необходимости и сам сможет провести спасательную операцию.

В истории отечественной космонавтики был один случай не приземления, а приводнения спускаемого аппарата — в октябре 1976 года капсула космического корабля «Союз-23» с космонавтами Вячеславом Зудовым и Валерием Рождественским угодила в середину озера Тенгиз в Казахстане. Приводнение было незапланированным и нештатным. Стояла ненастная погода с сильным ветром, что затруднило операцию по извлечению аппарата с людьми на берег — длилась она около десяти часов. После того случая в системе подготовки службы спасения задумались и о новых способах эффективности работы именно на водной поверхности.

Траектория полета космических ракет при старте с «Восточного», действительно, пролегает над Японским и Охотским морями, а также над Тихим океаном. В истории нового космодрома были четыре успешных старта «Союз-2.1а» и один провальный — отказ разгонного блока 28 ноября 2017 года. В перспективе отсюда будут стартовать многоразовые пилотируемые космические корабли «Федерация», первый летный образец из которых, «Орёл», впервые должен взлететь с «Восточного» в 2023 году. То есть корабля еще нет, но средства спасения его экипажа уже продумываются. В том числе с использованием дирижаблей.

Как отмечают в ЦПК, технические возможности предлагаемых дирижаблей позволят транспортировать на внешней подвеске вернувшийся после полета спускаемый аппарат именно перспективного пилотируемого корабля «Орёл» вместе с экипажем или эвакуировать экипаж прямо с воды. Надо полагать, что подобные функции потребуются и при неудачном пуске космического корабля.

Можно вспомнить случай с ракетой носителем «Союз-ФГ» с транспортным пилотируемым кораблем «Союз МС-10», который произошел 11 октября 2018 года. Благодаря сработавшей системе аварийного спасения (ею оборудованы все «Союзы») космонавт «Роскосмоса» Алексей Овчинин и астронавт NASA Николас Хейг выжили и приземлились в спасательной капсуле на парашюте в казахстанской степи. Их быстро нашли. Трудно представить, если бы приводнились в океане — могли просто не найти.

С учетом того, что на достроенном с грехом пополам «Восточном» нет средств поиска и спасения космонавтов (есть только группы обеспечения эксплуатации районов падения фрагментов ракет, в прочих случаях привлекают военных), использование аэростатических летательных аппаратов может стать одним из элементов безопасности людей при штатном или аварийном приземлении/приводнении. Идея, может, и неплохая, но она по обыкновению уткнется в финансирование создания флота дирижаблей.

Согласно приведенным в журнале «Пилотируемые полеты в космос» данным, развертывание опытного производства и строительство первого образца дирижабля обойдется в 2,8 миллиарда рублей и займет 3-4 года. Остальные серийные «цеппелины», а их требуется как минимум 10, чтобы покрыть весь стартовый маршрут полета космической ракеты, будут стоить по 1,7 млрд. за штуку. Плюс потребуется строительство двух аэродромов под них — на самом «Восточном» и еще на Сахалине или Камчатке. Общий бюджет составит не менее 20 миллиардов рублей.

Правда, не исключено, что идея уйдет в песок (улетит в воздух), а космонавтов будут искать по старинке — силами поисково-спасательных вертолетов и самолетов.

Виктор Сокирко

Tags: авиация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments