sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

"Ипотека была задумана для покорности россиян"

Конспирология вокруг жилья

Новый премьер Михаил Мишустин поручил своим заместителям Андрею Белоусову и Марату Хуснуллину проанализировать возможность упрощения порядка рефинансирования ипотечных кредитов и вообще ситуацию в данной сфере. Он заметил: «С такой ставкой (9% годовых) мы не сможем помочь людям улучшить жилищные условия, а это национальная цель развития, которую поставил президент и которой мы обязаны достичь».


Думается, премьер тут немножко лукавит: улучшение жилищных условий и снижение ипотечной ставки — несколько разные вещи, точнее говоря, ипотека в президентской задаче (если подходить к ней содержательно, а не формально) — лишь одна из многих (и не самых главных) составляющих. В устах чиновников происходит подмена понятий, впрочем, это никак не относится именно к нынешнему кабинету, тенденция задана задолго до этого.

Приватизация жилья в России — к которой в общественном мнении имеется менее всего претензий — на самом деле была явлением по своим последствиям более разрушительным, нежели ваучерная приватизация. Изначально неверно избранная стратегия задала тенденцию на почти уже три десятилетия постсоветской жилищной политики.

Раздача жилья в частную собственность поквартирно — без осознания единства домового пространства, общности прав и обязанностей его жильцов, необходимости принимать участие в управлении им — привело к абсурдной ситуации. Россия стала страной, где возникла уникальная, нигде более в мире не встречающаяся форма жилищной собственности — конгломерат, как его называют исследователи В.Самошин и С.Глазунов. В итоге в одном доме могут быть квартиры и частные, приватизированные (если дом старый) либо купленные, и находящиеся в муниципальной собственности.

Сама по себе поквартирная приватизация была нонсенсом — это все равно что приватизировать завод постаночно или колхозный коровник постойлово. В мире разное владение квартирами в многоэтажном доме — редчайшее исключение. Кондоминиумы, или жилищные кооперативы, составляют малый процент всего жилья. У нас же, не создавая реальные кондоминиумы, наплодили разово десятки миллионов собственников непонятной правовой формы.

Главное же, не удалось уйти от советской организации жилья (а теперь думается, такой задачи и не ставилось). Все то, что вызывало возмущение в период перестройки, вполне удачно продолжилось и после 1991 года: застройка городов и пригородов (!) уродливыми типовыми, безликими многоэтажками, понимание «своего» жилья как конурки в человеческом крольчатнике.

Многие исследователи отмечают феномен развития «советскости» в современной, вроде бы капиталистической России. Жилье — один из примеров того. Даже такой рыночный инструмент, как ипотека, успешно служит делу сохранения советского наследия. За границей под ипотекой понимается в первую очередь и по преимуществу кредит на покупку или строительство своего дома, с четкой привязкой его к собственному земельному участку (как вариант — части 1–2-этажного жилища в случае terraced housed и т.п.). Ипотечные кредиты под покупку квартиры в многоэтажном доме там редкое исключение.

Соответственно, жилищная проблема там решается не только за счет покупки собственного дома. Значительная часть населения проживает в съемном жилье различных видов собственности. Так, в Германии таковых 48,5%, во Франции — 35,6%. В основе своей данное жилье муниципальное либо государственное, можно назвать его и социальным, на российский манер.

Никто не считает там человека, не имеющего своего жилья, неудачником. Люди просто не хотят закабаляться ипотеками, надрываться ради квадратных метров. Они отлично чувствуют себя в арендуемом жилище, и их права надежно защищены. Задача же государства на всех уровнях — активно строить общественное жилье (public housing) наподобие французского HLM. Даже в наикапиталистических Соединенных Штатах имеется министерство жилищной политики и городского развития.

В России же, при бедности ее населения, его малых и нестабильных доходах, негарантированном на долгий срок трудоустройстве, была сделана ставка на сугубое самообеспечение людей жильем в основном через ипотеку. Это не могло быть ничем иным, как авантюрой, подобно ставке на негосударственное пенсионное накопление. Социальное жилье предоставляется только определенным категориям граждан: беднякам, сиротам, многодетным, инвалидам, проживающим в ветхих домах и т.п. Элементарная мысль о том, что правительство должно строить жилье для всех, даже не рассматривается на официальном уровне. Социальные квартиры для нуждающихся даются в новых домах вперемешку с квартирами, которые покупаются в них самостоятельно, что приводит к продолжению политики конгломератизации.

Муниципалитеты не отчитываются, сколько жилья они построили. Соответствующее министерство не рассказывает, сколько миллионов квадратных метров социального жилья будет сдано. Жизнь чиновников облегчилась до невероятности. Они скинули с себя необходимость обеспечивать жильем всех граждан России. Люди, как во времена самого дикого капитализма, сами изыскивают способы его приобретения. Если бы я был сторонником теории заговоров, то утверждал бы, что ипотека как практически единственный способ получения жилья была задумана с целью приведения к покорности наиболее трудоспособных и активных россиян, ибо, закабаленные ею, они и не думают бунтовать и протестовать, боясь потерять работу и недвижимость. Простой народ, заглотив в свое время наживку в виде халявной приватизации квартир, теперь пожинает плоды былой бездумности, опутанный по рукам и ногам, не требуя от своего правительства активной жилищной политики.

То, что на рынке жилья массово предлагаются только убогие квартирешки в «человейниках» (а недавние заявления Хуснуллина, возглавившего отрасль в масштабах России, могут означать еще большее увеличение их числа), приводит к парадоксальной ситуации: самая большая по площади страна мира с низкой плотностью населения все стремительнее превращается в подобие крошечных территориально Гонконга или Сингапура с их жилыми небоскребами. Но в Гонконге половина жилья контролируется правительством, а в Сингапуре — около восьмидесяти процентов. Доводы о том, что муниципалитеты и регионы не готовы вкладываться в инфраструктуру для развития невысоких пригородов, не выдерживают критики: в мире, в тех же США, федеральное правительство как раз и занимается тем, что спонсирует строительство коммуникаций — то, чем в России власть не занимается.

Однако общественное сознание не рефлексирует ситуацию. Люди по природе своей не революционеры и стараются приспосабливаться к ней, а не менять ее. Власть работает в интересах крупных строительных компаний, озабоченных только быстрой прибылью и поставляющих исправно уродливые дешевые многоэтажки. Население, не способное сорганизоваться и спрашивать с правительства, довольствуется подачками в виде возможного удешевления ипотеки на процент. Страна же в целом находится на обочине мировых градостроительных тенденций. Типичное государство третьего мира с невыразительными кварталами жалких новостроек, в которых живут разобщенные граждане, с трудом скопившие либо взявшие на очень долгий срок в кредит неподъемную сумму.

Максим Артемьев

Tags: жильё, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments