sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

Шамхорское побоище: банды против русских эшелонов

В этой истории переплелись судьбы возвращавшихся с турецкого фронта русских солдат, пылающей молодым национализмом закавказской интеллигенции и разбойников с большой дороги. Девятого января 1918 года их пути пересеклись — чтобы в итоге обернуться кровавой баней. Почему всё началось и чем закончилось — в нашей статье.



Край обоюдной ненависти

Развал Российской империи аукнулся на всех её территориях — особенно окраинных. Старая администрация уходила, и её место занимала националистично настроенная интеллигенция местных народов. В Закавказье это были грузинские меньшевики — ещё до революции они были настолько авторитетны, что с ними советовался сам наместник — великий князь из рода Романовых.

Когда Романовых смело с политической доски, меньшевики естественным образом взяли власть в крупных грузинских городах. Впрочем, помимо грузинской интеллигенции в Закавказье существовали ещё армянская и азербайджанская («мусульманская»), а также деревня, в изобилии поставлявшая разбойников всех мастей и организаций.

Местные народы не испытывали тёплой любви и доверия друг к другу и стремились вооружаться при любой возможности. В этом им, казалось бы, могли помочь русские войска, которые покидали Кавказский фронт целыми эшелонами.

Но пассажиры эшелонов понимали, что горы Кавказа — место неспокойное, а после февраля 1917 года — неспокойное втройне.

Шансы быть ограбленными по пути были вполне реальны, поэтому оружие стоило держать при себе, а не передавать кому попало по первому требованию.

Это столкновение интересов вполне могло привести к большой крови — и привело.

Плохо замаскированный грабёж

Грузины из Тифлиса хотели получить оружие себе, но сил на это смогли выделить немного — всего лишь бронепоезд и 65 человек. Поэтому были вынуждены прибегнуть к помощи мусульман-азербайджанцев.


Солдаты грузинской армии

Правда, по плану всё должно было происходить умно. Разоружать поезда следовало по одному и в ущельях, где нельзя использовать количественное преимущество. Но в регионе в ту хаотичную эпоху всем правили бардак и несогласованность, и в итоге удалось «нафармить» между станциями Акстафа и Шамхор 14 вставших в пробке эшелонов.

Руководивший изъятием штабс-ротмистр Абхазава особого трепета перед этим фактом, правда, не испытывал — к нему шёл на помощь конный отряд Дикой дивизии в 600 человек под командованием князя Магалова. К тому же к месту стоянки эшелонов начали стекаться наиболее решительные местные жители, надеявшиеся поживиться — их было трудно отличить от бандитов.

Абхазава уже разоружил одиночный эшелон на станции Караязы: там доходящая до наглости уверенность сыграла своё — ему отдали оружие. После чего он тут же ограбил разоружённых, отобрав муку, масло, сено и лошадей — «изымал излишки фуража».

Как правильно тянуть время

Воодушевлённый удачным опытом, Абхазава решил «скушать» и 14 застрявших его милостью эшелонов. Но делать это разом, разумеется, не собирался даже он — тут бы никакой кураж не помог. Поэтому пришлось пойти на хитрость.

Абхазава встретил делегатов от поездов и предложил им следовать дальше. Не поскупился он и на торжественное обещание никого не разоружать — только просил не ехать всем разом, а проследовать поодиночке мимо «припаркованного» за углом бронепоезда.

Абхазава мотивировал своё предложение опасением за судьбу вверенной ему единицы — а ну как вы все разом кинетесь и увезёте ценное имущество с собой.

Русские солдаты отказывались верить в эту рассказанную с честным выражением лица историю и требовали пропустить всех сразу. Дело даже дошло до взятия в заложники делегатов от Абхазавы — но в итоге всё «разрулили». Правда, время тянулось и тянулось...


Бронированный поезд № 2 бывшего Кавказского фронта в составе грузинской армии. Тифлис, 1918 год

И не просто так — к Абхазаве стекались подкрепления из всадников Дикой дивизии и просто разрозненных банд. Счёт собравшихся неподалёку «рейдеров пустоши» уже шёл на тысячи. А у поездов меж тем кончалось продовольствие — надо было что-то делать.

Не в меру наглый бронепоезд

Абхазава подогнал бронепоезд к стоящим эшелонам и приказал разобрать пути. Началось разоружение — бронепоезд, мусульманские всадники и бандитская толпа не способствовали излишнему упорству в нежелании расстаться с оружием. Солдаты устали от войны, были истомлены длительным ожиданием и деморализованы численным перевесом противника. Поэтому Абхазаве удалось разоружить четыре первых эшелона и наполовину управиться с пятым.

Однако горячий горец допустил роковую ошибку, подкатив на бронепоезде к перевозимой на открытой платформе батарее.

Там твёрдо решили оружия не сдавать и ждали Абхазаву с распростёртыми объятиями. Грянул пушечный выстрел — промахнуться на такой дистанции было невозможно. Абхазаву вместе с несколькими подручными разорвало на куски. Последовавший следом орудийный залп превратил бронепоезд в груду искорёженного железа.

Безвыходная ситуация

Тут же завязался бой. Позиция у русских была отвратительная, патронов немного. Исчерпав боеприпасы, солдаты сдавались.


Кавказская армия

Фронтовики, быть может, и продали бы свои жизни как можно дороже, но в тех же поездах с ними вперемешку ехали сотни гражданских — женщины и дети. Увы, сдача не спасла их от бесцеремонного грабежа. Не обошлось и без изнасилований.

Станислав Едиевский, заставший драматические события, описывал: «…мы очутились в стане разбойников. Нас было около 400 пассажиров… Обирали до нитки, снимали сапоги, верхнее платье, не говорю про ручной багаж и деньги… До станции Шамхор оставалось версты три, и мы потянулись туда. По дороге татары грабили всех, у кого что-либо осталось. Позади — пожар, валяются трупы, стонут раненые… Многие шли впереди в одних рубашках, голодные, ограбленные, избитые. Состоятельные сделались нищими, здоровые потеряли здоровье, стали калеками…».

Последствия

Но на место разграбленных эшелонов пришли новые — люди видели валяющиеся трупы и горящие вагоны и сдаваться не собирались. Несколько поездов прорвались с боем. Другие встали, окопались и упорно огрызались огнём на всякую попытку приблизиться.

Одиннадцатого января наконец удалось начать переговоры. Солдаты наотрез отказывались отдавать оружие. Грузины, во многом сами заварившие эту кашу, стремились её тихо куда-нибудь вылить. Но им не давали этого сделать мусульмане, разозлённые потерями. В итоге порешили на том, что последние пропускают скопившиеся эшелоны и за это получают от грузин артиллерийскую батарею из арсенала в Тифлисе.

Эшелоны поехали дальше — крупнейшее столкновение было позади, но попытки грабежа по пути не прекращались. Русские старались держаться вместе и в любом подозрительном случае стрелять на поражение — но это не спасало от потерь в пути.

У нас уже вряд ли получится точно подсчитать убитых в бойне у Шамхора. Ясно одно — счёт идёт на сотни и тысячи человек. Это много, но ещё ощутимее был конечный результат — десятки тысяч озлобленных русских солдат. Они были готовы мстить в чьей угодно компании — хоть с большевиками, хоть с самим Вельзевулом. И это имело долгосрочные последствия для попавшего в хаос Гражданской войны Закавказья.

Тимур Шерзад

Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments