sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

Мы победили печенегов, а против олигархов-кровопийц – кишка тонка?

«Наша страна не раз проходила через серьёзные испытания: и печенеги её терзали, и половцы, – со всем справилась Россия. Победим и эту заразу коронавирусную. Вместе мы всё преодолеем». (Владимир Путин)

Значит, печенегов с половцами мы унасекомили – если верить победоносному салюту нашего Главкома. А что с напавшими на нас не хуже печенегов олигархами, пьющими нашу кровь даже в сей тяжкий вирусный момент? Когда дадим им бой?


Ну, коли речь обо всей их гидре сразу, выросшей при Путине аж до 110 голов – и руки опускаются. Нешто такую обнулить народу русскому – даже с великим мастером этого дела во главе? Неча и рукава даром засучать…

А если попробовать раздернуть этот веник, больно хлещущий нас сообща, по прутику?

Начать, скажем, с Алишера Усманова – оно и политкорректно будет, ибо по национальности этот доитель земли русской не из Давидовых сынов, коих трепать себе дороже, а всего-то ничего – узбек. Узбеков у нас вроде еще можно спрашивать: с чем и зачем на землю русскую пришли?

Чтобы не рыться долго в его деле, выясняя, как этот гуманитарий по образованию, отсидевший на родине 6 лет за воровство, припал к российской экономике, возьмем всего один, но крайне характерный эпизод. А именно: захват им крупнейшего в мире Оскольского электрометаллургического комбината (ОЭМК).

В России, победившей печенегов, но не олигархов, об Усманове говорится эдаким сервильным, словно согнутым в коленках языком: «предприниматель и меценат узбекского происхождения». Но какой он к черту предприниматель, тем более благотворитель? Чистой воды налетчик, печенег – лишь в более современном, но оттого не менее борзом ключе, что и познал на своей шкуре дерзко обчищенный им русский город Старый Оскол.

В самом конце советской власти здесь был с великим тщанием достроен этот гигант ОЭМК. Скажем, когда первому его директору Алексею Угарову доложили, что к сроку сдачи прокатного цеха не настроить его сложную автоматику, тот спросил: «А сколько надо на настройку?» – «Три месяца». – «Делайте все по уму, я срок сорву». Три месяца он сносил взбучки из Москвы, но сдал цех таким, что по сей день не устарел.

В итоге прокат комбината в России и за рубежом шел нарасхват. Германия, Франция, США, Италия, Норвегия, Турция и многие другие страны, знаменитые Mercedes, Volkswagen, Ford, Renault, Peugeot – выстроились за ним в очередь. Миллиарды долларов выручки хлынули в бюджет России, Белгородской области и самого Старого Оскола, всем жителям которого изрядно перепало от щедрот ОЭМК.

В тяжкие 90-е здесь вырос настоящий город-сад. Сплошная клумба с алыми каннами посреди всех улиц, роскошные дворцы спорта и культуры, огромная жилая новостройка, где 3-комнатные квартиры свободно покупали работники комбината на их высокие зарплаты… Бесплатные пионерские лагеря на море, филиалы лучших институтов для местной молодежи и еще масса социальных благ – все это дал Старому Осколу чудо-комбинат…

Но недолго, как говорится, эта музыка оскольская играла. Тем временем в Россию уже въехал наторевший в криминале «новый узбек» Усманов, начавший свою крайне запутанную деятельность с вышибания долгов за газ во главе компании «Интерфин». В конце 90-х он сошелся с тогдашним главой Газпрома Ремом Вяхиревым, сообща с которым и повел охоту на российское добро.

История перехода сверхдоходного ОЭМК из рук России в карман страшно далекого от всякой металлургии узбекского хапка покрыта мраком тайны. Даже ушлому Навальному не удалось распутать до конца, за сколько и когда Усмановский «Металлоинвест» поимел комбинат. Навальный говорил про 1999 год и полный бесценок, а Усманов – что заплатил за него 55 млрд. руб. в 2006-м. Правда, не говоря, где столько денег взял. Все документы по ОЭМК лежат, разумеется, на недоступном глазу дне…

А вот что мне удалось разведать на сей счет в Старом Осколе.

Какая-то возня по поводу акционирования комбината под его продажу шла с самого начала 2000-х, но директор Алексей Угаров был против наотрез. С 2004 года его место занял сын Андрей – тоже не промах, только, говорят, слегка закладывал за воротник… Между тем в середине 2000-х в Старом Осколе возникла целая улица с коттеджами, подаренными местным депутатам неким меценатом. А Андрей Угаров угодил якобы по пьяному делу в неприятность, грозившую ему судом. И вот тогда депутаты дружно голосуют за нужный Усманову закон об акционировании; старший Угаров, имевший в городе огромный вес, сдается; а его сын сухим выходит из воды. И Усманов де фактически за несколько сот миллионов рублей, ушедших на коттеджи, получает завод, приносящий миллиарды долларов.

Так ли на самом деле было все – бог весть: дело, говорю же, темное. Но факт в том, что криминальный урюк, налетевший на путинскую Русь, не только не схватил отпора никакого, но практически без боя завладел гигантом индустрии, построенным руками русского народа. И город, чья главная питательна артерия перешла к тому урюку, стал хиреть на глазах, распродавая свои выдающиеся прежде социальные объекты.

Как так могло вообще быть? Кто-то подыгрывал налетчику из самой Москвы? Какие-то, что ли, затаившиеся в кремлевских коридорах переодетые в русское платье печенеги? Но мы же их, как уже сказано, разбили наголо! Почему же тогда этим грабящим нас олигархам отпора не даем?

Напротив, стелемся всячески перед ними – называя этих «новых печенегов» «предпринимателями и меценатами» и осыпая их руками самого Главкома русскими наградами… В чем собственно предпринимательство живущего сейчас в Швейцарии Усманова? В том что вынул из российского кармана эти миллиарды долларов и купил себе на них самый большой в мире частный самолет на 375 мест и самую большую яхту?

Он не организатор, не строитель, не инвестор. Не тот, кто подобно Генри Форду или Биллу Гейтсу основал какой-то бизнес и на этом сделал состояние. А просто спер чужое – и Путин за то же деяние, за которое у себя на родине этот урюк схватил 6 лет, наградил его орденом «За заслуги перед Отечеством». Нашим отечеством! Как это? За взятку от урюка, за откат? Или, что еще нелегче, под каким-то каверзным нажимом?

И таких налетчиков у нас – 110! И действуют они аналогично – не создавая ничего, лишь вынимая изо рта народа не ими заработанный кусок. Но на такую орду не хватит никаких гигантов индустрии – и всякий смысл их строить пропадает: кто-то построил – а этот «новый печенег» хвать и отнял. Поэтому на путинской Руси ничего подобного тому же ОЭМК и не строится. Под печенегами можно только природным сырьем торговать; слезть с сырьевой иглы – нельзя.

И когда Путин вручает очередной орден очередному отдрючившему нас паразиту, выглядит он отнюдь не победителем – но побежденным этой гидрой… Если, конечно, его самого грешным делом не счесть ее подельником и «новым печенегом»…

Александр Росляков

Tags: жульё
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment