sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

Российская власть угодила в хабаровскую ловушку

Почему о бандитском прошлом Фургала заговорили только сейчас

Вам ничего не напоминают события в Хабаровске, в Комсомольске-на-Амуре? Мне — да. В 1986 году в тишайшую республику Казахстан вместо проштрафившегося первого секретаря Димухамеда Кунаева Москва назначила Геннадия Колбина. И вот эти тишайшие люди, в основном казахи (их тогда в Казахской ССР было меньшинство) вышли на улицу в знак протеста. Лозунги были такие: «Хватит диктовать!», «Каждому народу — своего руководителя!», «Нам нужен руководитель — казах!». Это был первый массовый протест времен перестройки, времен Горбачева. Первая ласточка. Москва тогда ни сразу, но пошла на уступки и в 1989-м Колбина все-таки сняла. Но это уже не помогло. Потом были Карабах, Тбилиси, Сумгаит, Баку, Ереван, Приднестровье, Вильнюс, Рига… Москва! Все знают, чем это закончилось.


И был еще референдум в марте 1991-го года с очень хорошим правильным вопросом: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик, как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?». Естественно, на такой очень правильно поставленный вопрос (на бумаге) подавляющему большинству советских граждан захотелось проголосовать «за». И проголосовали! Вот результаты того референдума от 17 марта 1991 года: «за» — 77,85%, «против» — 22,15%. Опять: вам ничего не напоминает?

Свой нынешний референдум под названием «голосование за поправки в Конституцию» власть выиграла со столь же разгромным результатом — в 78%, один в один. Власть очень умело сыграла на интимных, может быть даже священных чувствах своих граждан, нашла эти реперные точки, продолбила их со страшной силой и вот празднует победу. Но не станет ли это победа пиррова?

Да, все аналогии хромают. Тогда, в Казахстане, взорвался прежде всего национальный вопрос. Здесь и сейчас, на площади и улицы Хабаровска вышли русские, никакого нацвопроса нет и в помине. Нет уже той страны, которая распалась в одночасье за три дня, той экономики, которая планировала сколько гвоздей нужно произвести в каждой республике, а посыпалась от малейшего дуновения нефтяного ветерка. Сейчас и страна другая (меньше), и экономика, которая благодаря всеми проклинаемому Гайдару, выстояла во всех постсоветских экономических катаклизмах, и теперь стоит, хоть шатается. Но осталась удивительная московская спесь, желание федерального центра, столицы, лучшего города земли вмешиваться во всё и вся. Если тогда в самом начале горбачевских реформ тишайшие казахи этого не потерпели, то тишайшие хабаровчане не потерпят и подавно.

И ещё, а это самое главное. Осталась порочная система суда от 1937-го года. Это когда правоохранительные органы являются лишь орудием, инструментом, рычагом в руках правящей партии, и верно, точно, досконально выполняют тихие телефонные приказы. Причем, в постсоветской, «свободной» России судебный беспредел, эта наглость еще только усилилась. Сначала, в 90-е, суды почти поголовно были скуплены на корню олигархами, в нулевые государство взяло реванш.

На самом деле ужасно и то, и другое: решениям судов, действиям следственного комитета, ФСБ теперь не доверяет никто. Людям говорят: журналист Сафронов — шпион, он Родину продал. «А мы не верим», — отвечают люди, докажите. Нет, не доказывают. Людям говорят: губернатор Фургал — убийца, заказчик, криминальный барон. «А мы не верим», — отвечают люди, докажите. И даже если докажете, все равно не верим. Вот так это теперь происходит.

Думают, гадают: почему взяли Фургала? Одни говорят: он слишком много о себе думает, у него рейтинг уже выше чем у президента. Другие: он не включил административный ресурс в процесс голосования, вот и получилась в Хабаровском крае одна из самых низких явок, а из них всего лишь 62% «за». А где нужные 78?

Но тогда выходит, что власть знала о бандитском прошлом Фургала, но молчала до поры, лишь выгодно подвесив губернатора за ниточку. И тогда сколько еще таких подвешенных управляют Россией? А если не знала, то что это за власть?

Недоверие марионеточному суду прямо отражается на власти: ей тоже перестают доверять. Управлять Россией с помощью выверенных телевизионных политтехнологий — дело хорошее, но до поры, до времени. Все это подвешивается на живую нить (на чекистский крюк), но сколько еще страна может висеть в таком неудобном положении. Владимир Путин, безусловно, очень многое сделал для государства российского. Не сделал он одного: не дал судам независимость. Потому что так было удобно, понятно. Но за что боролись, на то…

Теперь, после великой победы над поправками к Конституции, многие властные группы тоже решили переформатироваться, обнулиться. Отдельные товарищи (которые нам совсем не товарищи) уже почувствовали эту новую высокую патриотическую музыку и вновь начали прорастать как зубы Дракона. Так когда-то говорил Сергей Доренко в своей последней телепрограмме, после чего его закрыли. Эти люди — силовики, считающие, что их час пробил. Они — сила, они — власть.

«Ты не дай им опять закатать рукава!» — пел когда-то Юрий Шевчук. Теперь это выглядит как обращение лишь к одному человеку, от которого в этой стране все зависит. Но он, кажется, оказался в ловушке, которую сам для себя выстроил.

Александр Мельман

Tags: политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments