sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

«Дачные капканы» для безработных россиян

Подмосковье на глазах обрастает целой сетью «дачных ночлежек» – мест, где люди работают за еду и ночлег. Хотя на деле им обещают совершенно другое.

Ни для кого не секрет, что после вспышки коронавируса число людей, оставшихся без средств к существованию, будет расти (и уже растет) не по дням, а по часам. Именно на таких вот обездоленных рассчитаны раскиданные по всему ближнему Подмосковью «дачные ловушки» (или «дачные капканы»). В одной из таких «ловушек» недавно побывал наш корреспондент.


В объявлениях, которые в подмосковных городках висят чуть ли не на всех столбах и заборах, на первый взгляд все выглядит чинно-благородно: «На работу берем только граждан России, Украины и Белоруссии. Оплата труда в конце каждой недели. Питание и проживание бесплатно».

Вот на такое объявление и откликнулся недавно корреспондент KM.RU – человек, по легенде оказавшийся «в трудной жизненной ситуации».

«Дачная ночлежка» располагалась недалеко от Королева, на станции Соколовская. Вербовщики-украинцы встретили меня прямо на станции. Отвезли на базу. Сразу немного напрягало то, что «база» (двухэтажный дом) открылась дежурным только для своих. Поднялись в офис на второй этаж. Сфотографировали паспорт. Ни о каком медосмотре не могло быть и речи (хотя чисто теоретически я мог быть носителем любой заразы – от сифилиса до коронавируса).

Выдали новое белье. Указали койко-место в общей кают-компании. Она располагалась на первом этаже и вмещала около двадцати человек. Человек десять размещалось на втором – рядом с «офисом организации».

Короткий разговор с начальником. Описание работы – всякие-разные дачные подработки плюс демонтаж и вывоз мусора. Оплата – 1000 рублей в день. Если переработка – цена может вырасти до 1500. Вроде нормально. Все вроде понятно. Никаких договоров никто со мной подписывать не стал. Ну да не впервой. Тем более что я на этом особо и не настаивал.

Работа

Шесть дней я вкалывал на самых разных дачных участках Северного Подмосковья – от Мытищ до Фрязево. Работа, как правило, была тяжелая. Один день восемь часов подряд пришлось стоять с отбойным молотком – разбивал неправильно уложенное крыльцо возле дома. Самое легкое – вывоз мусора со строительных площадок. Демонтаж – разбор старых сараев, хранилищ, домов – вещь труднопредсказуемая. Иногда идет как по маслу, а иногда все жилы вымотает. Особенно если дом или сарай прочные, с хорошим фундаментом или крепкими стенами.

Питание

На базе ты только завтракаешь и ужинаешь. Местные поварихи кормят очень хорошо. На работу с собой выдается «сухпаек» – большой бутерброд с колбасой, яйцо и шоколадка «Марс». Все остальное зависит от щедрости заказчика. Мне пару раз попадались щедрые – отставные полковники. Угощали даже изысканными деликатесами. Что характерно: чем богаче дом – тем жаднее хозяин. Такая вот обратная нравственная селекция.

Гигиена

С гигиеной в ночлежке вроде тоже все в порядке. Есть ванна, есть душ, есть стиральная машинка, где можно постирать робу (ее здесь тоже выдают). Правда, в ванной находится газовая колонка, и горячая вода течет только тогда, когда поварихи на кухне не моют посуду. Так что мыться приходится урывками.

Удручает одно – общая скученность. По ночам в комнате кто-то постоянно кашляет. Это пугает. Некоторые особи по ночам очень сильно храпят и тем самым мешают спать всей кают-компании. Я одного такого неуемного храпуна, который спал подо мной, за ночь будил раз восемь – чтобы он перевернулся на другой бок. И сам не выспался.

Итог

И самый больной момент ночлежки – расплата. Очень быстро (уже в конце первой недели) выясняется, что платить тебе за твой труд никто не намерен ни копейки. Хозяева ночлежки постоянно «кормят завтраками» (хотя деньги за выполненную работу им перечисляют ежедневно). В лучшем случае дадут деньги иногородним на дорогу до какого-нибудь Саратова или Твери. Так что на выходе «ночлежка» – самое обычное кидалово.

Но люди, как правило, не возмущаются. Они рады и этому. Есть крыша над головой, есть питание, можно какое-то время перекантоваться, пока не найдешь что-либо более приличное – уже хорошо. И в один прекрасный день работник делает вид, что выезжает на заказ, а сам исчезает в неизвестном направлении. А «невыход на объект» хозяева ночлежки разруливают как могут уже с самим заказчиком. Так что текучка в «дачной ночлежке» – непрерывная.

После атаки коронавируса в Подмосковье число безработных в регионе растет не по дням, а по часам. В отличие от числа рабочих мест. Государство не спешит (или не может) оперативно трудоустраивать тех, кто остался без средств к существованию. Люди сами лихорадочно ищут себе работу. И зачастую попадают в такие вот «ловушки», «капканы» и «ночлежки», рассыпанные по всей области любителями ловить каштаны из огня чужими руками и рыбку в мутной воде.

Вадим Спиридонов

Tags: работа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments