sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

Протест в Хабаровске: Четыре шока Кремля

События на Дальнем Востоке становятся ключевыми для политической жизни России

25 июля в Хабаровске снова — третью субботу подряд — прошли акции в поддержку экс-губернатора края Сергея Фургала. По сообщениям мэрии, на этот раз перед знанием краевой администрации собралось около 3 тысяч человек. «Во время шествия к толпе присоединились еще около трех тысяч человек. Всего акция собрала около 6,5 тысяч горожан», — уточнила мэрия Хабаровска.


По данным местных СМИ, протестующих было значительно больше — от 15 до 20 тысяч человек. Участники акции с плакатами и флагами скандировали «Я, мы, он, она — за Фургала вся страна!» и «Свободу Фургалу!». Среди других лозунгов — «Путина в отставку» и «Позор ЛДПР».

На митинги также вышли жители Владивостока и Южно-Сахалинска.

Новый врио главы региона — депутат от ЛДПР Михаил Дегтярев, который прибыл в Хабаровск еще 21 июля — к протестующим так и не вышел. Мало того, в пятницу он заявил, что в выходные отправится в рабочую поездку по северу региона.

«Я действительно уеду. Я так ждал эти выходные, чтобы облететь край. У меня всего два дня, когда я могу проехать по краю», — сообщил Дегтярев журналистам.

До этого в своем Instagram врио губернатора говорил, что хочет «пообщаться с людьми именно в глубинке».

Высказался врио губернатора и о самих протестах. По его мнению, стихийными эти акции были поначалу, а в последние дни они управляются в том числе и иностранцами, оставшимися в Москве после закрытия границ.

«Появилась возможность раскачать ситуацию в Хабаровском крае — они сюда и прилетели. Ведь межрегиональное сообщение сохраняется», — заявил Михаил Дегтярев. Он также добавил, что провел совещание с силовиками по криминогенной обстановке, которая «в целом спокойная, но есть опасность некоторых провокаций».

Накануне субботы врио губернатора сообщил в Instagram о продлении карантинных мер до 9 августа, и призвал хабаровчан провести выходные дома и на дачах.

Кремль пока от истории вокруг Дегтярева дистанцируется. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков «поправил» врио только в одном — заметил, что нельзя говорить о том, будто акции протеста в Хабаровске были организованы из-за рубежа. При этом он отметил, что со временем к протестующим присоединились «квази- или псевдооппозиционеры, специальные дебоширы, которые на этом кормятся».

Песков сравнил протесты в Хабаровске с «питательной почвой» для дебоширов. Он добавил, что об их приезде нет необходимости докладывать Кремлю, так как правоохранители на месте делают свою работу «весьма корректно и правильно».

Со своей стороны, аналитики считают: первые шаги Михаила Дегтярева не просто охладят симпатии к ЛДПР в крае. По мнению политолога Александра Кынева, ЛДПР сейчас выглядит как партия, не только сдавшая Сергея Фургала, но и фактически выступающая против своих избирателей.

Дождемся ли мы реакции Кремля на происходящее в Хабаровске, чем закончатся тактика отсиживания в кустах, которую взял на вооружение Михаил Дегтярев?

— Во что выльется ситуация в Хабаровске — сегодня важнейший вопрос политической жизни России, — отмечает политик, журналист и общественный деятель Максим Шевченко. — Кремль полагал — сначала — что за хабаровскими протестами стоят какие-то местные криминальные элиты, якобы окружающие Фургала. Дегтярев намекал на каких-то людей, которые переодели спортивные костюмы на дорогие современные костюмы — на какой-то криминал.

И вот сейчас у Кремля первый шок. Выясняется, что никакой это не криминал. Потому что в Хабаровске уже все на виду, все на счету, все местные бизнес-элиты с Дегтяревым повстречались — а митинги все больше и больше.

Первый шок — это, оказывается, люди выходят. Люди требуют свободу — они даже не добавляют «Свободу Фургалу». Скорее всего, кремлевский ужас нарастает: свободу — это вы на что замахиваетесь?!

Второй шок — на субботнем митинге, я специально посмотрел, не было ни одного флага ЛДПР. Если на первом митинге они были, сейчас их нет. Очевидно, ЛДПР ощущается хабаровчанами как партия предателей — партия, которая предала Хабаровский край, послав туда Дегтярева.

Я считаю, это была серьезная ошибка Жириновского. Ну, не ошибка — он действовал очень рационально. Очевидно, перед лидером ЛДПР был следующий выбор.

Либо он берет на себя ответственность — посылает в Хабаровск своего любимчика Дегтярева, и в ответ на это ЛДПР получает всякие бенефиции и преференции во время парламентских выборов, которые будут в марте месяце. И прежде всего — бенефиции и преференции атаковать левых, отжимать у них голоса. Ну и, плюс к тому, где-то что-то ЛДПР увеличат в Думе.

Либо Жириновский на стороне хабаровчан.

Жириновский выбрал синицу парламентских выборов и сговор с властью, а не журавля абстрактного народного протеста, который непонятно еще, чем закончится.

Второй шок Кремля — ЛДПР не управляет ситуацией в регионе. Несмотря на то, что ЛДПР контролирует и заксобрание, и правительство края — партийная система не работает.

Наконец, третий шок — то, что с каждым митингом увеличивается число его участников. Мы видим, как государственные СМИ врут и изгаляются. На одном ресурсе было сообщение, что на субботний митинг собралась тысяча человек, мэрия Хабаровска заявила о 6,5 тысячах. А люди говорят о десятках тысяч. И не только люди: смотришь картинку с митинга — там заполненный до горизонта главный проспект Хабаровска. Это очень много тысяч людей.

Понятно, что митинги нарастают, и требования хабаровчан все более радикальные. Хотя, на деле, требование одно: это открытый суд. Кто-то должен объявить во власти, что суд над Фургалом открытый — это будет суд присяжных, и он будет в Хабаровске.

«СП»: — Почему власть этого не делает?

— Потому что, я считаю, у нее нет никаких доказательств вины Фургала. Власть прекрасно понимает, что в открытом процессе, на котором будет толпа журналистов, а вокруг суда будут стоять жители города, ни один хабаровский судья не возьмет на себя ответственность упаковать Фургала в тюрьму на основании тех показаний, которые сейчас нам озвучивают. То есть, показаний замученного раком Мистрюкова — по некоторым данным, ему просто лекарства не давали, и вынудили дать показания на Фургала.

Вот и все — у власти нет решения. Это тупик. Дегтярев из этой ситуации вряд ли вытащит — субботний митинг это показывает. Он направлен против Дегтярева: лозунги «Уезжай!», «Долой!», «Пошел вон!»

Полиция при этом рядом с народом — они же тоже хабаровчане, эти полицейские. Они совершенно не собираются исполнять приказы по разгону людей. Эти люди им известны, это их товарищи, друзья — они выросли в одних дворах. Хабаровск не такой большой город — там все друг друга знают.

Плюс, для Кремля есть и четвертый крайне неприятный шок — Якутск вышел в поддержку Хабаровска. Где мэр Якутска откровенно оппозиционная, открыто голосовавшая против поправок в Конституцию, где арестовали шамана — и якутяне этим очень возмущены.

«СП»: — О чем это говорит?

— Кремль арестом Фургала поджег тот регион, к которому нужно было не приближаться грубо, и который они сами высосали до состояния хвороста — Сибирь и Дальний Восток. Эти регионы возмущены феодальным колонизационным поведением Москвы.

Доходит до смешного: корейское телевидение ведет репортажи из Хабаровска — а по российским каналам ничего не показывают.

«СП»: — Все-таки подмывает спросить: что в этой ситуации Кремль может сделать?

— Я не хочу им подсказывать — пусть сами кумекают. А если серьезно — нужно с людьми нормально разговаривать. Дегтярев в принципе неплохой лидер — он храбрый и нормальный человек, говорит спокойно. Но стратегию, которую ему предложили избрать, для него абсолютно гибельна.

Ему просто сказали: держись власти, не склоняйся перед толпой. И он говорит тупо: толпа, толпа под окнами. Но там не толпа — там люди. Там не бомжи, не обиженные, не АУЕ собралось, не бичи. Там люди — мы же видим это.

Эти люди хорошо одеты — в Хабаровске протестует средний класс. Фургал, замечу, во многом был выразителем интересов среднего класса. Того самого, о котором так стонут наши руководители — ах, как жалко, что у нас нет среднего класса!

Вот он, есть, слава Богу — средний класс в Хабаровске есть. Люди поднялись на торговле с Китаем, Кореей, Японией, своими силами. Люди почему так выходят? Потому что у них есть ощущение, что они ничего не должны этому государству. Они, наоборот, живут достаточно неплохо не благодаря, а вопреки государству. Потому что государство как раз то, что мешает им нормально жить. А сейчас государство еще и губернатора у них забрало, которого они сами выбрали.

Дегтярев, конечно, должен был выбрать другую стратегию. Он должен был выйти к людям и сказать: я за Фургала, будем разбираться, даешь справедливый суд, давайте работать! После этого люди с аплодисментами разошлись бы — пусть на время. А Дегтярев нормально занимался бы тем, чем должен заниматься губернатор.

Но он выбрал другую стратегию — солидарности с режимом, а не с людьми. И все — Дегтярев после этого политический труп для Хабаровска. У Кремля была козырная карта в лице Дегтярева — и они эту карту бездарно профукали.

— Раз президент назначил Дегтярева на пост врио губернатора, федеральный центр будет его поддерживать, несмотря на то, что он представляет ЛДПР, — считает заместитель председателя ЦК КПРФ, депутат Госдумы Юрий Афонин. — Но, конечно, ситуация в Хабаровске экстраординарная. И недавнее заявление Пескова, что Кремль не видит в протестах иностранный след, показывает, что никаких силовых акций против участников митингов применяться не будет. Хотя наши однопартийцы — первый секретарь хабаровского краевого комитета КПРФ Петр Перевезенцев и секретарь краевого комитета КПРФ, руководитель фракции партии в краевой думе Сергей Ильин — попали под суд за организацию митинга в Хабаровске. Это единственные из общественных деятелей, против кого в крае начала работать репрессивная машина.

«СП»: — Как будет развиваться протест на Дальнем Востоке?

— Думаю, Хабаровск и в целом Дальневосточный регион будут находиться в серьезной антивластной повестке. Это отразится на выборах на Дальнем Востоке, федеральных и региональных, — а они не за горами.

Поэтому мы уверены: пресловутый муниципальный фильтр на выборах губернатора Хабаровского края, которые состоятся в 2021 году будет работать против наших кандидатов. Хотя в крае позиции КПРФ за последние годы укрепляются. Мы оппонировали как Фургалу и ЛДПР, так и «Единой России» — и занимаем позицию поддержки мирного гражданского протеста.

Федеральный центр, повторюсь, Дегтярева будет поддерживать — но не в рамках подавления протестов. Иначе может произойти взрыв не только на Дальнем Востоке, но и по всей стране.

«СП»: — Дегтярев правильно поступает, уклоняясь от общения с митингующими?

— Я всегда сторонник дискуссии. Если ты идешь в перспективе на выборы, а сейчас являешься политиком, который работает в регионе — без общения с людьми, без попыток наладить диалог ничего серьезного решить невозможно.

Дегтярев сам выбирает, как поступать. Но мое мнение — я бы больше общался с людьми. Можно, например, вспомнить Тульскую область в 1997 году, когда губернатором там стал Василий Стародубцев. В регионе были многомесячные задержки зарплат бюджетникам, на митинг собралась вся область. Стародубцев вышел к людям и объяснял: что происходит, что он намерен сделать. И — выполнил свои обещания.

Или другой пример. В 2018-м, после трагедии в «Зимней вишне», вице-губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев встал на колени перед жителями Кемерово и попросил прощения за пожар в торговом центре. Многие тогда Цивилева критиковали — но я считаю, это был его гражданский мужественный поступок. Цивилев тоже вышел к людям. И сейчас, как жизнь показывает, в регионе он пользуется приличным авторитетом.

Словом, с людьми надо общаться, выслушивать даже неприятные вещи. Такие разговоры, пусть сложные, помогают людям понять, что власть открыта для диалога. Это чрезвычайно, принципиально важно.

Андрей Полунин

Tags: власть, общество, протест
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments