sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

Свирепые пираты Вокоу: кровавый путь в сотни лет

Почему на Дальнем Востоке ненавидят японцев

Кто в детстве не зачитывался приключениями корсаров, каперов и прочих европейских «искателей удачи», а в более зрелом возрасте — не изучал внимательно легендарные похождения бродяг-викингов да магрибских сорвиголов Барбароссы? И в совсем сознательных годах не искал в источниках свершения легендарных ушкуйников да казачков сечевых, с их походами до града Стамбула включительно… За «зипунами» дорогими. Пиратство… Романтика-с... Не без грабежей и кровопусканий, конечно… Но манила всегда эта деятельность военно-морская полной свободой да восхищала риском. Мужская такая работенка…


Но на другом конце света всё было куда страшнее с этим явлением. Поскольку на все нации и государства Дальнего Востока постоянно давила неискоренимая и лютая напасть — японские пираты Воко. Именно эти моряки с островов Цусима и Кюсю были основой и движущей силой «кровавого промысла» в регионе Юго-Восточных морей.

История появления

Пальцы чесались накропать в заголовке (вместо «сотен лет») что повнушительнее, с первых благородных пиратов «суйгун». И от самого первого упоминания «вокоу» в источниках. Но сдержался, поскольку согрешил бы против истины научной. Средневековые хроники Китая и Кореи называли этим словом любые японские военные формирования. Морские и сухопутные. А самым ранним упоминанием «вокоу» можно считать 414 год РХ. На стеле о деяниях легендарного правителя Квангэтхо есть короткая запись, что сей достопочтенный Ван крепко навалял «вокоу» из страны Ямато в 397 году. А поскольку направлял для этого мероприятия 50-тысячное войско, речь явно не о пиратах шла. Обычная кровопролитная война со страной Ямато.

О прото-самураях, как морских разбойниках, пишется совершенно определенно начиная с XIII века. В «Истории Корё» за 1223 год, когда «ва» (японцы) прибыли большим числом на лодках, совершили разбойное нападение на побережье Корейского полуострова. Информация подтверждена источниками с Островов Сакуры, что хвастают вывозом больших богатств жителями Северного Кюсю. Как раз из тех краев. Поэтому и будем считать именно с этих самых годов.



Причины расцвета

Для того, чтобы социальное явление стало стойким — должны сложиться вместе несколько причин. В случае с мировой историей пиратства — тоже. Викинги, берберы, англичане и проч., абсолютно не противореча историческому процессу были выпнуты на разбой суровыми обстоятельствами. В случае с японскими «вокоу» таких причин несколько.

Первая — страна Ямато сама долгое время подвергалась не слабым таким приморским опустошениям и набегам. Пиратов и небольших армий вторжения, что вычищали целые провинции от всего ценного и не очень имущества. Вторая причина — отсутствие централизованной власти, которая всегда стоит горой за безопасную торговлю. Готова терпеть, холить и лелеять только «правильных пиратов», что подрывают экономику заклятых врагов и конкурентов (как английские каперы испанскую колониальную империю).

На момент зарождения «вокоу», как военно-морского фактора региона, в Японии местных феодалов было … как блох на барбоске. Японию в международной политике не представлял …никто. Предъявить гневные требования некому, договориться с пиратами — не реально. Их Высокого покровителя не наблюдалось совсем. Перед самым вторжением Чингисхана, ситуация в юго-восточных морях была настолько накалена, что Корея с Китаем планировали вообще захватить Японию, взять под контроль прибрежные регионы. Помешали монголы. Потомок Темучина Каган Хубилай, посчитав убытки от «вокоу», — попросту взбесился. Приказал утопить пиратские Острова Сакуры в крови. Как известно, голозадых мародеров спас «божественный» ветер-камикадзе, утопивший монголо-китайский флот. Дважды.



Добыча

Япония, в смысле географии — рай для пиратов. Изрезанная береговая линия, узкие проливы и множество островов, прикрытых стремительными течениями. Пиратские крепости росли там, как поганки после теплого дождя. Свидетели утверждали: базы «вокоу» тяжело найти, почти невозможно взять. Плюс, на море карательные экспедиции ждали неприятные сюрпризы. Самоплавающие ронины обожали всякие хитрости-уловки, что свойственно было их сухопутным «благородным» коллегам. И всегда шли на шаг впереди в кораблестроении и прочем военно-техническом прогрессе. Дельный огнестрел, пушки и прочие взрывающиеся пороховые пакости, революционные тактики морского боя — первыми оценили именно «вокоу». Не самураи благородных кровей, изобретатели-китайцы и корейцы.

Самые первые «вокоу» — это нищие рыбаки и каботажные торговцы. На промысел их выгонял банальный голод. Как удивленно отмечают первые корейские хроники — главной целью набегов «вокоу» было получение … риса. Атаковались исключительно корейские посудины-перевозчики этой крупы. Целью на берегах были — государственные и купеческие «кладовые». По-первой, «вокоу» даже не трогали местное население деревень, где это сыпучее богатство хранилось. И только лет через 80-100 стали появляться сообщения о грабеже крестьян и рыбаков, охоте за рабами, массовый вывоз корёсцев в Японию.


Правительство государства Корё пыталось остановить набеги дипломатией, много раз отправляло послов к японскому императорскому двору. Пыталось организовать прибрежное патрулирование, платило огромные выкупы за соотечественников, укрепляло прибрежные селения и порты… Всё шло прахом. Число пиратов очень скоро стало превосходить правительственные силы многократно…

Личный состав

Среди членов «вокоу» XIV-XV веков преобладали японцы из самых бедных провинций северного Кюсю и Цусимы. Жители год через год страшно голодали, по сообщениям купцов: «обликом напоминали горных дикарей, не знавших одежды и горячей еды». Рулили на островах местные «коррупционеры» — главы деревенских общин, имперские чиновники и земельные управляющие «дзито». А метрополия регулярно скидывала сюда «корабли счастья», битком набитые преступниками с пожизненными приговорами изгнания. Без харча, само собой.

Решили проблему мореходности этого сброда… корейские купцы. Которые с разным ремесленным и творческим людом — были никем в собственной стране. Таково было социальное устройство, да… Получив хорошо оснащенные и вместительные корабли, «цисимцы-вокоу» перешли на самообеспечение островов, довольно скоро наели широкие ряшки и стали активно привлекать в свои ряды корейцев и китайцев. Недовольных своими правителями и статусом.


В Средние Века «вокоу» стали организованным, прекрасно снаряженным морским «спецназом» Сёгунов, авангардом экспансии на континент. Среди пиратов установилась строгая иерархия, появились гербы и собственные «короли». Дело доходило до того, что эта «элита» носила гербы могущественных самурайских кланов. Этнический состав тоже менялся. К Новому Времени в отряды «вокоу» начали массово рекрутировать (зачастую насильно) китайцев и корейцев.

Дошло до того, что 9 из 10 «японских разбойников» были иностранцами. Командные же должности остались исключительно в руках самураев и ронинов. Потом ситуация тоже поменялась — появились многочисленные, чисто китайские флотилии «искателей удачи». Но те промышляли контрабандой больше, в кровавых рейдах замечались редко. С ними предпочитали вести дела португальцы, выступая посредниками в торговле между ненавидящими друг друга Японией и Китаем.



Вооружение и воинская культура

«Вокоу», в основной массе, были оборванцами-пиратами. В тактике предпочитали мобильность и стремительный натиск. Защитой пренебрегали от слова «совсем». Рядовые моряки одевались в тряпки (типа исподнего белья) и короткие дешевые кимоно. Из защитной снаряги — один-два кожаных нагрудника… на сотню. А вот командиры и «сержантский состав» из японцев — упакован был по всем традициям самурайства. Щеголяли в полном доспехе, ... за исключением поножей. Именно тогда появилось стойкое оскорбительное определение — «голозадый самурай».

Таким эпитетом их наградили португальские моряки, покатываясь от хохота. Изумленно разглядывая «полу-рыцаря» в шлеме и броне, но с голыми ногами и …афронтом в тряпке. Хотя причины такого наряда были исключительно рациональные: «вокоу» — суть морская пехота. Пираты предпочитали не высаживаться на берега с шлюпок. А быстро подходить к мелководью, спрыгивать в воду и стремительно бросаться за добычей или в бой. Лишняя обувь, защита ног, даже штаны затрудняли движение, сковывали.


Офицеров «вокоу» можно было опознать по разноцветным сигнальным веерам, всевозможным самурайским рогам, маскам и украшениям на шлемах. Главным оружием в арсенале состоятельного пирата была самурайская катана. Многие источники пестрят сообщениями: впереди толпы «вокоу» всегда бежали «демоны-воины», размахивая одновременно двумя мечами. У остальной толпы был самый разнообразный арсенал. От шипастых дубинок до самых изощренных оружейных приблуд: причудливых тесаков, боевых цепов, крюков на веревках, длинных копий «яри» и нагинат всех мастей и размеров.

После знакомства Дальнего Востока с европейским огнестрелом, большинство «вокоу» очень споро вооружились аркебузами. Их корабли — пушками. Необыкновенной популярностью пользовались метательные бомбы на длинном шнуре — «хороку». Как плакались в шелковый халат китайского императора генералы береговой охраны: высадку пиратов всегда предваряет смертоносный ливень стрел, арбалетных болтов, пуль и непрерывные разрывы бомб.


Трудности борьбы с «вокоу» на море начались с XV века. Пираты пересели с утлых рыбацких посудин и небольших купеческих «рисовозов» — на огромные флагманы-линкоры. В окружении многочисленных «кемминсенов» (переоборудованное торговое судно с двумя боевыми башнями для стрелков). Походный ордер опирался на линию из кораблей типа «атакебуне». Это были почти непотопляемые плавучие крепости, прикрытые мощными деревянными стенами по бортам. Очень вместительные. Перевозили тонны груза и до 500 «морских пехотинцев». Было время, когда река Чжуцзян со всеми притоками (почти весь юго-восток Китая) полностью контролировалась пиратскими «секибуне», облегченными версиями морских броненосцев «атакебуне».



На службе императорам и Сёгунам

Расцвет большинства Кланов Японии напрямую связан с деятельностью «вокоу». Пираты средневековой Японии довольно быстро стали играть большую роль в экономике и политике. Многие из них вошли в правящие круги и пользовались немалым уважением при дворе Императоров и Сёгунов. Ни один из кланов (за исключением горных ситноистов и особо благородных) не чурался связями с пиратами. Часто поставляли на службу своих самураев, поддерживали спокойное существование крепостей-баз в своих землях. Для некоторых феодалов морской грабеж стал основой процветания и мощи. Самые знаменитые из них — это Мураками и дом Обама.



Кровавая слава

Социальная болезнь «вокоу-боязни» и зарождение ненависти к «японским разбойникам» на генном уровне — поразили Корею и Китай в незапамятные времена. Причина была очень интересна. Устройство социального общества Кореи, например, ставило ниже порабощенных крестьян — всякую «творческую интеллигенцию». Ярмарочных танцоров, фокусников, акробатов и прочих бродяг-комедиантов да актеров. Даже людьми в полном смысле слова не считались. Так вот, очень скоро этот «артистический сброд» стал дрейфовать в сторону «вокоу», пополняя пиратские команды. Принося с собой всякие театральные «постановки» и эффектные приемчики.

Зачастую, даже стойкие психикой вояки испытывали мистический ужас, ночами слушая демонические вопли и завывания, страшные песни и заклинания на «незнакомых языках». Наблюдая «световые шоу» из множества огней вокруг своих биваков или под стенами крепостей. А поутру видели разукрашенных, в разнообразных страшных масках, беснующихся «демонов». Что огромной толпой бросались на них, с явным презрением к смерти.


Во-вторых, манера пиратов зарабатывать себе «демоническую репутацию» крылась в их безумной и иррациональной жестокости. Во время набегов «вокоу» старались нападать быстро. Как можно больше убивая. Вырезалось всё живое, вплоть до домашней птицы. Китайский хронист пишет:

«видно было множество пляшущих ножей мясников, внезапно появляющихся и исчезающих, словно летающие монстры».

В-третьих, «вокоу» подтверждали свой статус призраков и дьяволов абсолютной бесчеловечностью, даже в понимании средневекового всяко повидавшего народа. В захваченных деревнях применяли невероятно жестокие пытки, разрушалось все, что было можно разрушить. Особенно доставалось святилищам и храмам. Монахи истреблялись столь изощренно и страшно, что прибрежные районы Китая и Кореи лишались на десятилетия религиозной поддержки. Туда не решались заглядывать даже самые стойкие в вере проповедники.


С самых седых времен «вокоу» считались опаснее и страшнее, чем степные орды Центральной Азии. Если с кочевниками можно было договориться, откупиться, наладить хоть какой-то диалог… То в случае с пиратами — нет. Дани они предпочитали кровавый грабеж, а местных жителей рассматривали исключительно как рабов. Разоряя побережье, старались полностью «зачистить» его. Потом упрямо шли вглубь континента. Появлялись под стенами столиц. Осаждали крупные города. Оставляя после себя мертвую и безлюдную землю. Сами иной раз гибли десятками тысяч, терпели поражения от регулярных войск, вырезались целыми островами … но с упорством муравьев вновь лезли на берега Китая и Кореи. Отхватывая (на время) целые провинции.

Но не стоит думать о «вокоу», как о безмозглых фанатиках. Эти пираты обладали недюжинным умом, тщательно готовили нападения. Японские торговые (и дипломатические) кварталы в городах Кореи и Китая всегда выступали на стороне «вокоу», снабжая ценной информацией предводителей «морских армий». Есть множество свидетельств: о предоставлении им убежища, подкупе местных чиновников, командиров пограничных крепостей. Даже поднятии бунтов в годы частых социальных и династических потрясений. Так или иначе, любой пират чувствовал себя в континентальных городах как дома, если там находился японский анклав.

Вторжение Японии в Корею 1592-го года, названное «Имдинской войной», стало своеобразной вершиной деятельности «вокоу». Война была организована японским правительством, на берега высадились регулярные войска. Но весь (!) флот и значительная часть армии были пиратскими. Короли «вокоу» с подданными были приглашены в качестве ударной силы операций. Для корейцев это нашествие стало страшным этническим геноцидом. Страна с помощью союзного Китая смогла отбиться, но потеряла половину всего своего населения, многие города были просто уничтожены и возродились только через столетие... Такие же опустошительные рейды серьезно проредили и прибрежные провинции Китая, но династия Мин смогла остановить экспансию. Хоть и не без труда.

Ссылка.

Tags: интересное, история, профессия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments