sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

Аппетит саранчи

Китайцы отбирают землю у экс-республик СССР и останавливаться на них не собираются

В Политбюро ЦК КПК заявили, что в наступающей 14-й пятилетке одной из главных внешнеполитических целей страны будет «восстановление её территориальной целостности». Упомянуты в этой связи не только Бутан, Индия и Шри-Ланка, но и Киргизия с Таджикистаном. Но это сегодня, а завтра претензии могут появиться и к нашей стране.

а-1

Как-то так само собой вышло, что «демаркация» китайской границы с соседними странами неизменно происходит в пользу Поднебесной. В 2005 году Россия уже потеряла от «демаркации» 337 квадратных километров своей территории, включая остров Тарабаров и половину острова Большой Уссурийский – теперь это китайская провинция Хэйлунцзян. И хотя в Хабаровском крае кое-кто продолжает настаивать, что по закону следовало бы провести референдум и поинтересоваться мнением местного населения касательно передачи земли (кстати, никто так и не прояснил, что же в ходе «равнозначной демаркации» получила Россия), вопрос как бы снят сам собой. Отдали же китайцам остров Даманский, который в 60-е наши солдаты защищали с оружием в руках, – отдали и забыли.

Претензий как бы нет, но они есть

В приграничном селе Нижнеспасском, что в Смидовичском районе Еврейской автономной области, живут около полусотни человек. Чужие, что называется, здесь не ходят. Тем не менее на въезде в село ввели пропускной режим. Граница, мол, и всё такое. При этом внятно никто ничего жителям так и не объяснил. Режим, кстати, ввели наши, но, как говорят, «по просьбе китайской стороны». Хотя какое отношение «китайская сторона» имеет к нашему Нижнеспасскому, если китайский теперь Тарабаров находится по другую сторону Амура? Всё это порождает нехорошие слухи, которые никто толком не спешит развеять. Ясно одно – территориальный вопрос Китая к России рано или поздно поднимется вновь. Раз уступили – уступят ещё?

На земли претендует не только Китай. Пекин не признаёт независимости Тайваня, считая остров своей территорией, зато в полной мере признаёт территориальные претензии этой страны. А у Тайваня к России претензии имеются, и ещё сколько. Половина Большого Уссурийского Тайвань не устраивает, страна претендует на весь остров целиком. И что по этому поводу думают в Пекине, там никого не интересует. Дальше – больше. Есть на реке Уссури такой остров – Кутузов. Под контролем СССР он оказался в период существования марионеточного государства Манчжоу-Го. По договору Москвы и Пекина от 1991 года остров Кутузов признан российским. Но Тайвань этот договор не признаёт. А ещё и Тува. Тайвань не признаёт правомочности перехода Урянхайского края (Танну-Тува) и считает эту землю своей. Пекин, как уже говорилось, этих претензий никак не оспаривает, как бы намекая, что скорое воссоединение с Тайванем расставит все точки над «ё». И когда сегодня ни с того ни с сего у Тувы появляются территориальные вопросы к соседнему Красноярскому краю (их на прошлой неделе озвучил глава республики Шолбан Кара-оол), нужно понимать, какую цепную реакцию однажды может повлечь за собой изменение китайских границ в пользу Пекина.

А вот вам ещё пять копеек. Теоретически «демаркация» российско-китайской границы прошла в 2005-м и окончательно оформилась в 2008-м.

Казалось бы, все вопросы сняты. Но не тут-то было. Уже в 2011-м Пекин настоял на том, чтобы провести «проверку демаркации» в Республике Алтай. Вроде бы из-за плёвого кусочка земли – всего каких-то 17 гектаров! Но «демаркацию» провели – само собой, в пользу китайцев, собрав по такому поводу «совместную» комиссию. Причём не российско-китайскую, а «китайско-алтайскую». Собирало её правительство республики как бы без оглядки на Москву. Казус ещё и в том, что протяжённость российско-китайской границы на Алтае всего 55 километров. Но дело было не в километрах с гектарами, а в прецеденте. Он был нужен Китаю – и Китай его получил. Чтобы предъявлять нам всё новые и новые претензии – не сегодня, так завтра. Пекин не спешит делать громких деклараций относительно «восстановления территориальной целостности страны», но проглатывает спорные территории с той же скоростью, с которой саранча пожирает поля с посевами.

а-2

Джунгарское хамство

Представители ЦК КПК указывают, что в наступающей 14-й пятилетке Пекин должен воссоединиться с территориями, входившими в состав некогда существовавшего Джунгарского ханства.

• Когда прошлым летом мы написали о том, как таджики торжественно передали часть своей территории Китаю в погашение трёхмиллиардного долга, были такие, кто не поверил в прочитанное. Но таджики и правда уступили китайцам часть своей фактически не контролируемой Горно-Бадахшанской автономной области. После чего выяснилось, что аппетит Поднебесной, как водится, пришёл во время еды. Заполучив 0,7% таджикской территории, в Пекине решили прирезать себе ещё немного – а именно весь Горный Бадахшан. Почти половину всего Таджикистана! Казалось бы, в Душанбе должны были бы возмутиться. Но там пошли по иному пути – продумывают, как обеспечить «совместное управление» набитой полезными ископаемыми территории. На приисках Горного Бадахшана уже действует полностью китайская, а не таджикская администрация. Дело за малым – ввести китайских военных (так уже поступали в 2011-м, когда отжимали первую очередь Горного Бадахшана, и в 2019-м, когда дело дошло до второй части).

• Похожая история и с Киргизией. Там, правда, землю за долги пока не раздают, но китайцы уведомили своих киргизских партнёров, что хотели бы пересмотреть соглашение 1999 года по спорному участку Узонгу-Кууш. Китай тогда получил 161 квадратный километр территории, что, как сегодня вдруг выяснилось, составило порядка 40% первоначальных требований. Якобы тогдашний президент Киргизии Аскар Акаев обещал как-то компенсировать недостачу, но так этого и не сделал, а китайские товарищи честно ждали два десятилетия, но более не желают. А потому готовы вернуться к переговорам. Не то чтобы ультиматум, но настойчивое предложение, отказаться от которого Бишкеку едва ли удастся. Напомним, что отказ от части Узонгу-Кууш в пользу Китая стоил Акаеву потери власти – народ не оценил раздачу земель.

• В 90-е годы Казахстан уступил Китаю сначала 900, а затем ещё порядка 400 квадратных километров своей территории, включая часть священной для кочевников горы Хан-Тенгри – высочайшей точки Тянь-Шаня. Это было сродни потери армянами горы Арарат, которую щедрый Ленин подарил своему другу и последователю Ататюрку (наказав тем самым не принявших советскую власть армян). Формально, правда, пик Хан-Тенгри остаётся «общей вершиной трёх государств – Китая, Киргизии и Казахстана», но тут в Пекине неожиданно обнаружили, что граница проложена не вполне корректно (ошибся в своё время с разметкой географ Семёнов-Тян-Шанский). И проложили новую границу, как корректно сообщают в Бишкеке и Нур-Султане, «на 12 километров восточнее». Так что банкнота в 100 сом с изображением пика Хан-Тенгри у киргизов пока остаётся, а вот самого пика у них уже нет, как, впрочем, и у казахов.

• «Даже не помышляйте надеяться, что Киргизия, Казахстан и Россия смогут откупиться от Китая ресурсами, – убеждает казахский синолог Мурат Ауэзов. – Не верьте востоковедам, которых прикормили китайцы и которые всех уверяют, что Поднебесной не нужны новые территории, у неё, мол, своей земли полно. Земля-то есть, да только непригодная для жизни!»

Георгий Филин

Tags: Китай, экспансия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments