sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

Повязать кровью

Годовое безвылазное сидение Путина в каком-то потаённом укрытии, безо всяких сомнений, имеет для него ряд неприятных следствий. Деспотия держится на двух базовых психологических «столпах»: здоровье деспота и доступа к его телу. Доступ — это привилегия, за обладание которой плетутся интриги, идет беспощадная война среди челяди, ведь иного пути, кроме высочайшего изволения, для продвижения практически всех конфликтных решений в замкнутой управляющей системе просто не существует. А на дворе кризис, и практически любое крупное решение обязательно вызывает ожесточенный конфликт элитных группировок.


Затворничество Путина создало кризис именно в этой весьма специфической сфере. Сам факт безвылазного сидения в бункере лучше любого медицинского релиза говорит о проблемах со здоровьем. А доступ к телу перестал быть ресурсом по причине отсутствия доступа.

Проще говоря — возникает проблема легитимности Путина уже не среди населения (на это ему, без сомнения, глубоко плевать). Но вот плевать на окружающие его бандитские группировки — дело опасное. Особенно, когда сам такой и прекрасно отдаешь себе отчет в том, что это за публика.

А потому есть лишь два пути, по которым можно пойти, чтобы гарантировать покорность знати. Первый — интенсифицировать войну группировок друг с другом, чтобы не допустить их блокирования. Второй — повязать всех кровью.

Нынешний губернаторопад и массовые задержания довольно высоких номенклатурных чинов — это, без сомнения, реализация первого сценария. Перетряска имеющихся балансов, перераспределение кормовых делянок между ОПГ обязаны вызвать между ними дополнительную враждебность, а значит — Путин снова будет востребован, как арбитр.

Со вторым сценарием посложнее — вся российская знать и так по самые брови в крови и преступлениях, а потому замазать ее дополнительно не так уж и просто. Но обострение на Донбассе вполне может сыграть на руку Путину вне зависимости от результатов любой авантюры, в которую он может там влезть. Локальное вторжение с неизбежной жесткой реакцией Запада замажет всю путинскую номенклатуру, а значит, вынудит ее пусть и вынужденно, но сплачиваться вокруг выползшего на поверхность верховного дона.

И в этом смысле риски, конечно, существуют. Я всё-таки с сомнением смотрю на то, что Путин рискнет даже на локальную войну. Бить слабых и пресмыкаться перед сильными — такое поведение для нынешней российской власти вполне укладывается в ее психологический портрет. В 14 году Путин пошел на аннексию и интервенцию только потому, что Украина была не просто слабой, а ее, по сути, и не было. Были какие-то ошметки. «Революция достоинства» в этом смысле мало чем отличается от любых других революций — они всегда вначале разрушают прежний порядок, а уже только потом создают какой-то новый. Период между разрушением и созданием — это как раз тот промежуток времени, когда и куда устремляется вся возможная зараза.

Сегодня ситуация иная. Никакой легкой прогулки не предвидится. А потому сомнения, как мне кажется, обоснованы.

Но чем еще замарать номенклатуру, как не международным преступлением? Разве что совместным участием в преступлениях против своего народа. Не зря с таким искренним интересом Кремль наблюдает за событиями в Мьянме, где правящий режим буквально топит в крови протест. Но здесь нет прямых аналогий. В Мьянме армия и правящая знать — одно и то же. В России силовики — просто обслуга. Инструмент. Их сдадут и продадут в любой момент, который сочтут нужным. А вот преступные сообщества, которые и являются правящим сословием — они отдельно. Поэтому террор против населения в Мьянме и в России — это суть разные вещи, а значит, такой сценарий, хотя и более безопасный, цели не достигнет.

Однако у Путина не так уж и много времени. Если он все-таки решится на какую-то авантюру на Украине (повторюсь — я отношусь к этому пока скептически, но вполне могу и ошибиться), то это нужно делать в обозримом будущем. Войска стягиваются к границам, я буквально вчера сам видел это движение, съездив на день в Краснодар. И едут не парадные расчеты, не показательные гвардейские части, а везут откровенный хлам и металлолом, который не факт, что еще и доедет. Это довольно тревожно, потому как такой утиль могут везти только с одной целью — там и оставить.

Держать долго армию возле границы не получится. Это всегда выглядит одинаково — начинаются инциденты, управление проседает, дисциплина падает, риски растут. Поэтому ее придется либо отводить, либо вводить в дело. Предлог, на самом деле, неважен — его всегда можно придумать. Ну, а что будет потом — будут думать потом. Так далеко в Кремле отродясь не смотрели.

Эль Мюрид

Tags: политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment