sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

Вооруженные до зубов талибы нацелятся на Россию?

Американцы побежали из Афганистана, бросая оружие и технику

Соединенные Штаты, а также их союзники по НАТО, начали вывод персонала своих баз в Афганистане, который должен завершиться до 11 сентября. Об этом на конференции в Кабуле заявил командующий американским контингентом генерал Скотт Миллер. Для России это означает новую потенциальную угрозу с юга.


Новый наряд для выезда на объект «Окно»

Покидая Афганистан, западные военные «передадут все свои базы силам Афганистана», пообещал генерал. Ранее требование к США оставить вооружения и технику заявил представитель министерства обороны Афганистана Фавад Аман. Для приемки оружия властями страны создана специальная комиссия.

Вашингтон сомневается в способности Кабула удержать власть в стране. По мнению главы Центрального командования США генерала Фрэнка Маккензи, между движением «Талибан» и афганским правительством в данный момент существует «шаткое равновесие». Талибы численностью в 50 тысяч человек контролируют сейчас больше афганской территории, чем 10 лет назад.

Ранее талибы, недовольные сроками вывода, пообещали возобновить нападения на иностранных солдат в Афганистане. Опасаясь атаки, американцы усилили охрану своего контингента: передислоцировали в регион — на аэродром в Катаре, два бомбардировщика В-52 и «припарковали» неподалеку атомный авианосец «Дуайт Эйзенхауэр».

В России оценили итоги американской оккупации Афганистана критически. По словам наших дипломатов миллиарды долларов, выделенных на подготовку афганских силовиков, «ушли в песок». «Признание того факта, что афганские проблемы не имеют военного решения, пришло к американцам лишь спустя десятилетие бесславной кампании», — заявили на Смоленской площади.

Эмоции Москвы понятны. Теперь не сдерживаемые американцами талибы могут стать крупнейшей военной силой в Афганистане и тем угрожать безопасности российских союзников в Центральной Азии. Имея проблемы на Украине, в Белоруссии, вокруг Карабаха, Россия совсем не хотела бы заполучить еще одну горячую точку со стороны Азии.

К тому же Россия владеет несколькими стратегически важными объектами в регионе, вроде суперсекретного оптико-электронного комплекса «Окно» в горах Памира, эксплуатируемого в интересах ВКС. Неужели его разграбят талибы? Сможет ли его защитить при необходимости наша 201-я военная база (бывшая мотострелковая дивизия, существенно сокращенная), которая расквартирована в Таджикистане?

О том, как изменится баланс сил в Афганистане после ухода американцев и чем это грозит России, «СП» поговорила с экспертом по Центральной Азии, главным научным сотрудником Института международных исследований МГИМО Андреем Казанцевым.

— Правительство Афганистана без постоянной мощной подпитки внешними ресурсами, без иностранных войск на своей территории может развалиться по этническому признаку. Там очень серьезные разногласия между пуштунами и таджиками. Собственно это было видно и по последним президентским выборам, где конкурировали действующие президент Ашраф Гани (пуштун) и премьер-министр Абдулла Абдулла (таджик). Тогда очень долго не могли решить, кто из них победил, и потребовалось примиряющее вмешательство американцев.

Эта история очень похожа на то, что имело место в советское время. Там тоже был конфликт между двумя фракциями Народно-демократической партии Афганистана (НДПА): таджикской «Парчам» и пуштунской «Хальк». Идеологические различия между ними были несущественны. Советский спецназ убил Амина — лидера халькистов, и Москва таким образом поставила у власти лидера таджиков Бабрака Кармаля. А когда советские войска ушли, опять произошел раскол и опять по той же линии. Сначала возникло противостояние между моджахедами-пуштунами и национальными меньшинствами во главе с таджиками, которые назвали себя Северным альянсом, а потом пришли талибы.

И сейчас может возникнуть та же самая ситуация. Многие представители национальных меньшинств Афганистана опасаются, что пуштуны в правительстве договорятся с пуштунами в «Талибане» за их спинами. И тогда они воссоздадут Северный альянс. И будет как в 1990-е, после ухода советских войск. Тогда часть наших вооружений попала к моджахедам, потом к талибам. Так же может случиться и с американским оружием. Угроза такая есть. Это значит всем государствам-соседям Афганистана придется помогать его правительству, чтобы этого избежать. Об этом говорил Джо Байден, когда он объявил, что обратится за помощью по афганскому вопросу к России, Пакистану и другим странам.

«СП»: Теперь это наша, России, головная боль. Если не прямо сейчас, то спустя несколько лет…

— Именно так. Президент Путин в свое время об этом неоднократно говорил. Он объяснял, что поддержал ввод американских войск в Афганистан, оказывал содействие. Россия согласилась на размещение американских военных баз в Центральной Азии, был разрешен военный транзит США через нашу территорию — Путин лично ездил в Ульяновск и объяснял для чего нужен американский контингент в Афганистане. Это имело определенные минусы, но позволяло России экономить силы и ресурсы на борьбе с международным экстремизмом, терроризмом и наркоторговлей. Прежде всего с терроризмом, потому что с наркоторговлей американцы не очень боролись.

А теперь России придется больше внимания уделять защите стран Центральной Азии. Потому что мы в рамках ОДКБ гарантируем безопасность Таджикистана, Киргизии и Казахстана. В Таджикистане и Киргизии есть российские военные базы. В Казахстане баз нет, но есть военные объекты. Известная многим 201-я дивизия в Таджикистане сейчас отведена от границы, но все равно на месте. Что касается станции слежения «Окно», то она, как и база подводных лодок на Иссык-Куле к борьбе с терроризмом, к попыткам перейти границу прямого отношения не имеет. Это остаток советской военной инфраструктуры.


Недалеко от таджикского города Нурек высоко в горах располагается совершенно секретный объект оптико-электронного слежения за космосом "Окно", принадлежащий российским ВКС

Вообще там очень много проблем. С Казахстаном у нас открытая граница — вторая по протяженности в мире (больше только у США и Канады), которую невозможно загородить, защитить, потому что это голая степь, мало населенных пунктов, слабая инфраструктура.

С Таджикистаном и Киргизией мы тоже сильно связаны. Если там все повалится, начнутся события, подобные гражданской войне в Таджикистане начала 1990-х, то в Россию двинутся миллионы мигрантов. Они могут быть инфильтрованы представителями радикальных группировок. Правда, такие сценарии отрабатывались в ходе учений ОДКБ. Для этого сейчас и нужна 201-я дивизия, авиабаза в Канте и т. д. И многое зависит от масштаба угрозы.

«СП»: — А Китай нам здесь не помощник? Он ведь заинтересован в мире в Центральной Азии ради реализации своих трансконтинентальных торговых проектов…

— Помощник, хотя до сих пор существовало некое разделение труда — Россия отвечала за безопасность, а Китай действовал экономическими методами. Возможно, теперь, когда Китай печется о безопасности Синьцзяна, он задействует специальный формат для борьбы с терроризмом на основе консультаций с Пакистаном, Афганистаном и Таджикистаном, который уже существует совершенно отдельно и от ОДКБ, и от ШОС.


В операционном зале объекта "Окно" отслеживаются все спутники вероятного противника - военные и гражданские

Задействовать ШОС сложнее из-за противоборства Пакистана и Индии. Да и с Китаем у Индии проблемы в Гималаях и на море. Но поскольку у Китая мало опыта использования своих войск за рубежом (китайско-вьетнамская война, столкновения с СССР на границе и Корейская война), Пекин, скорее всего, будет действовать экономическими методами.

«СП»: — А самим талибам надо лезть на север, рискуя получить по зубам от России? Кажется, они национальное по своему генезису движение, не ищущее экспансии?

— Это большой дискуссионный вопрос. Действительно, талибы — это пуштунские националисты. Но проблема в том, что они тесно связаны с «Аль-Каидой». Талибан поддерживал террористические движения и в Закавказье, и в Центральной Азии, из-за чего Россия еще до ввода американских войск в Афганистан рассматривала возможность нанесения бомбовых ударов по талибам. И в силу их связки с «Аль-Каидой» неизвестно что может произойти. Сейчас они заявляют, что их цель — освобождение Афганистана от иностранцев. Хорошо, освободят — сейчас американцы сами уйдут. Следующая цель — строительство исламского государства. А они хотят пуштунское исламское государство. Это сразу означает конфликт между талибами и северными нацменьшинствами, которые тут же обратятся за помощью к России.


Российские военные объекты в Таджикистане и афгано-таджикскую границу готовы прикрыть и наши летчики с авиабазы "Кант" в Киргизии

И самое главное, в последние годы возникла связка талибов с ИГИЛ. Если в приграничных с Пакистаном районах Афганистана было противостояние между талибами и игиловцами на экономической почве — кто будет крышевать доходы от наркотиков, то на севере Афганистана имело место взаимодействие групп, аффилированных с ИГИЛ, и «Талибана». В том числе и для того, чтобы угрожать постсоветским странам. Туда, например, перечислял деньги Катар, желая дестабилизировать ситуацию и сорвать строительство газопровода ТАПИ и устранить конкурентов своего сжиженного газа.

«СП»: — Наш МИД весьма жестко высказался об итогах американского 20-летнего вторжения в Афганистан…

— В МИД России есть четкая позиция, сформулированная спецпредставителем по Афганистану Замиром Кабуловым. Он давно говорил, что Россия выступает за регионализацию афганской ситуации. Так как было достаточно давно понятно, что американцы скоро уйдут, то крупным соседним странам (России, Китаю, Индии, Пакистану, Ирану), имеющим те или иные интересы в регионе, имеет смысл создавать какие-то формы содействия Афганистану, чтобы стабилизировать там ситуацию.

Сергей Аксенов

Tags: геополитика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments