sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

О путинских пауках в банке: большая грызня начинается

Беспрецедентное и одновременно крайне прецедентное дело разворачивается за дубовыми дверьми судебных кабинетов. У семьи бывшего чиновника, с почётом и без претензий ушедшего в отставку, отбирают ценный актив, нажитый непосильным трудом. Особая изюминка ситуации состоит в том, что «жертва» долгое время входила в самый ближний круг нынешнего российского президента Владимира Путина – ещё с питерских времён.


И вот – незадача. Причём отбирают не абы кто, а прокуратура и суд. То есть, вполне вероятно, санкция на это дана сверху.

Началось?

Как сообщает вражеский канал ВВС, петербургский порт Бронка может стать крупнейшим активом, который российское государство заберет у высокопоставленного экс-силовика по суду. Порт принадлежит семьям экс-главы Федеральной службы охраны Российской Федерации Евгения Мурова, который лично знаком с Владимиром Путиным ещё с начала 1990-х и с 2000 года на протяжении 16 лет возглавлял его личную охрану, и бывшего замначальника петербургского ФСБ Николая Негодова, человека, среди «питерских чекистов» далеко не последнего. Кажется, что у таких людей ничего отнять просто так нельзя. Но вот поди ж ты…

В апреле 2021 года Генеральная прокуратура обратилась в Никулинский районный суд с иском о конфискации порта Бронка у текущих владельцев. Среди ответчиков есть лично Николай Негодов, но, впрочем, нет персонально Евгения Мурова. Зато есть управляющая компания порта, которой владеют семьи обоих экс-силовиков. Суд в итоге очень быстро решил, что деньги на проект получены путём «незаконного обогащения». И постановил: порт изъять у нынешних владельцев как имущество, «в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы» (цитата из решения Никулинского районного суда).

Это действительно прецедент. До сих пор крупные активы и денежные средства изымались лишь у коррумпированных силовиков, типа печально известных полковника МВД Дмитрия Захарченко и экс-начальника управления «К» ФСБ России Кирилла Черкалина. Но Евгений Муров стоИт намного выше как в официальной, так и в неформальной иерархии по сравнению с названными лицами, даже будучи на пенсии. И никаких коррупционных обвинений ему не предъявлено.

Как считают источники ВВС, дружно «пожелавшие остаться неназванными», механизм изъятия порта у родственников Мурова и Негодова именно в гражданском, а не уголовном процессе мог быть санкционирован сверху. «Силовые ведомства в таких ситуациях действуют строго по уставу, с ведома первого лица, – пояснил один из этих источников. – Но хотя лица из близкого окружения Владимира Путина фактически обладают иммунитетом от уголовного преследования, это гарантирует им только личную свободу, а на имущество невнятного (т.е., коррупционного) происхождения никакой иммунитет не распространяется».

В информированных кругах говорят, что чисто конкретной заинтересованности в получении контроля над портовыми активами «явно не видно». С другой стороны, Бронка, который задумывался и строился как альтернатива Большому порту Санкт-Петербурга, интересен способностью принимать суда – в первую очередь, контейнеровозы – с большой осадкой. То есть, ответ на вопрос Cui prodest можно было бы поискать среди тех, кто контролируют импорт крупных партий потребительских товаров. Но это разве что из чистого любопытства, а практическое значение – другое.

Создаётся крайне важный прецедент: никакая близость к первому лицу ничего не гарантирует после отставки. Особенно, если та была связана с коррупционными подозрениями. С одной стороны, это должно бы уменьшить аппетиты силовиков – брать не по чину становится более рискованным из-за возможной опалы. С другой, подтверждается правило, что в России право собственности гарантировано не силой Закона, а лишь положением собственника во властной иерархии, как официальной, так и неформальной. Отчего желание цепляться за власть многократно усиливается на всех уровнях. Что лишь утрамбовывает столбовую дорогу к «Застою 2.0».

А чем в отечественной истории заканчиваются застои, хорошо известно.

В целом же вся эта ситуация служит не только иллюстрацией классического ЕЖГ, но и наглядным свидетельством, что «ближний круг» – это не монолит единомышленников, а, скорее, клубок регулярно обнимающихся удавов. Сборище пауков в банке, регулируемое только личными усилиями Самого Главного. Возможно, ему комфортно в условиях, когда он и только он – Главный Арбитр и заодно Демиург.

А вот комфортно ли для развития страны, что всё в ней зависит от информированности, субъективности и даже капризов одного человека? Не слишком ли шАтка и вАлка такая конструкция, особенно в свете того, что элексир бессмертия покамест не изобретён?

Андрей Нальгин

Tags: власть
Subscribe

  • Шведская модель

    Когда речь заходит о «шведской модели» реагирования на пандемию, стоит держать в уме цель «пандемии», которая не имеет ничего общего ни со…

  • Переход к социуму управляемой эволюции

    Интервью с Андреем Фурсовым "Процессы, запущенные в ходе «коронабесия», имеют целью переход к социуму управляемой эволюции" Валерий Береснев —…

  • Абсолютная нестационарность

    Почему «новая нормальность» Шваба (а точнее, крупнейших глобальных группировок) — это не «конечный продукт»? И она — лишь промежуточное состояние…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments