sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

Почему Каракалпакия хочет «развестись» с Узбекистаном

Центральноазиатская республика, считавшаяся очень стабильным государством, может стать еще одной горячей точкой

Вроде бы ничего не говорило о том, что в Узбекистане могут начаться внутриполитические волнения. Но, вероятно, до сих пор они были точечными и легко нейтрализуемыми, поскольку не слишком высоко «поднимали голову». Но практически во все республики бывшего СССР власть Советов заложила мины замедленного действия, сработавшие в «нужное» время: достаточно вспомнить хотя бы отделение от метрополий Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха, Приднестровья и иже с ними, а также ситуацию с Чечней. И тут вдруг «заговорила» проблема Каракалпакии (Каракалпакстан).


Каракалпакия занимает 40% территории Узбекистана, здесь проживает почти 2 млн человек

А что это, спросит непосвященный. А это республика в составе Узбекистана, занимающая 40% от ее территории, и сравнимая по площади с такими странами, как Тунис или Уругвай. Но если эти два государства имеют независимый статус и являются членами ООН, то с Каракалпакией дело обстоит иначе: создается фон для борьбы за обретение республикой государственного суверенитета.

В раннее советское время Каракалпакия как автономная область была включена в состав Казахстана, позднее — Киргизии, а потом — РСФСР. В последней она пребывала уже в статусе автономной республики. А затем ее передали Узбекской ССР. Но Союз нерушимых распался и, говоря коротко, преобразованная в Республику Каракалпакстан в 1993 году она подписала межгосударственный договор сроком на 20 лет о своем вхождении в состав Узбекистана. В документе закреплено право ее выхода из Узбекистана путем проведения референдума. Республика Каракалпакстан — парламентская, имеет свой государственный флаг, герб, конституцию и гимн.

Согласно конституции Узбекистана, гражданин Республики Каракалпакстан является одновременно гражданином Республики Узбекистан. Изменение ее границ, включая Каракалпакстан, может произойти только с согласия узбекского парламента. В то же время каракалпаки имеют право самостоятельного решения вопросов своего административно-территориального устройства и, в соответствии со статьей 74 Основного закона Узбекистана, «Республика Каракалпакстан обладает полным правом выхода из состава Республики Узбекистан на основании всеобщего референдума народа Каракалпакстана».

Вот тут-то и «зарыта собака», которая вызвала разночтения и стала причиной не одного военного конфликта, причем не только в новейшей истории постсоветских государств. Получается так: имеешь право «отчалить» от метрополии, но не можешь это сделать мирным путем, не получив ее согласия. Однако прецедента бескровного «развода» или его попытки на пространстве бывшего СССР еще не было.

О происходящем в Каракалпакстане в контексте отношений с метрополией можно судить пока только по ограниченным сообщениям СМИ и обсуждениям проблемы с экспертами и правозащитниками в сюжетах на Ютубе. В частности, как информирует Asia Terra, во второй половине текущего месяца в Каракалпакии имели место волнения, причем «самые крупные по количеству вовлеченных в них людей за последние годы». Впрочем, мелкие акции в столице — Нукусе и других городах республики проводятся регулярно, «хотя власти стараются тут же их разгонять, а на участников оказывается всемерное давление, фабрикуются дела, они подвергаются запугиванию и избиениям».

И, что самое тревожное, события последних лет показывают: «вопреки давлению, в республике возникло и стало шириться движение, которое можно назвать национально-освободительным». Разумеется, от Узбекистана, власти которого «идут по пути создания этнократии, стараясь постепенно „задавить“ этнические меньшинства». И в полной мере, утверждает издание, это относится к каракалпакам. Более подробно о претензиях последних к Ташкенту будет сказано ниже, здесь же, со ссылкой на данные Asia Terra (за неимением официальной информации из соответствующих структур Узбекистана), расскажем, что на сей раз послужило массовому недовольству населения Каракалпакии и выдвижению активным крылом «сепаратистов» (многие находятся за рубежом) политических требований.

Протесты в райцентре Ходжейли, переросшие в столкновения с сотрудниками МВД и Национальной гвардии. Одна из причин — решение узбекского руководства о безотлагательном переходе письменности каракалпаков на латиницу — Ташкент «забыл» поинтересоваться мнением на этот счет местных. До 1 августа им предписано обеспечить перевод на латинскую графику названий населенных пунктов, улиц и организаций, вывесок, СМИ, объявлений, рекламы и прочего. Как пишет издание, «Происходящее имеет одну цель — максимальное отдаление населения страны от российской культуры».

И поясняет: по конституции, Каракалпакстан — не автономия, а суверенное государство, входящее в состав Узбекистана: «в реальной жизни узбекские власти с этим не считаются, … постановление премьера, подготовленное, разумеется, по поручению президента Мирзиеева, многие каракалпаки сочли посягательством на суверенитет своей республики и собственный язык».

Тут подоспело еще одно событие: в Ходжейли состоялось поминальное мероприятие — 40 дней со дня смерти активиста оппозиционной партии «Алга Каракалпакстан» (скончался в Москве). Отдать дань уважения его памяти собрались сотни людей, включая активистов различных оппозиционных групп — они съехались со всей республики, поскольку покойный был известен как защитник прав каракалпаков.

После поминок несколько десятков человек вышли на улицы города с плакатами, опротестовывающими давление на каракалпакский язык и культуру. Они также направились к дому правозащитника Саадатдина Реймова, чтобы выразить ему свою поддержку — его младшего брата и еще одного человека приговорили к полугодичному заключению за хулиганство. Сообщается, что «по общему мнению, их осуждение стало своеобразным „наказанием“ самого Реймова за его правозащитную деятельность».

Силовики стали задерживать митингующих, те оказали сопротивление — в ход пошли камни и все, что было тяжелого под рукой: «Не ожидая такого отпора, силовики запрыгнули в автобусы и поспешили покинуть место событий». Но спустя два дня митингующих постигло «возмездие»: в Ходжейли милиция задержала около 15 человек; есть информация и о задержаниях в других районах Каракалпакии. В ряде городов на допросы были вызваны десятки людей. Активистов «подвергли запугиваниям и пыткам». Сообщается также, что «в этот раз тему арестов успели поднять Human Rights Watch и Amnesty International, возможно, поэтому все задержанные в тот же день были освобождены».

Претензии к метрополии со стороны жителей «республики в республике» таковы: в Каракалпакии каракалпакский язык становится второстепенным, в школах сокращают преподавание на нем, а его учителей заставляют переучиваться на узбекский за свой счет — 6 млн 800 тыс. сумов, то есть около $640: «это издевательство, которое бесит людей»; решение проблемы занятости, прекращение организованного переселения в республику мигрантов из других районов Узбекистана и преследования каракалпакских активистов.

А также: привлечение к уголовной ответственности сотрудников МВД, замешанных в избиениях и пытках по политическим мотивам; разрешение регистрации политических партий (их создание предусмотрено конституцией Республики Каракалпакстан); отвод узбекских войск от границы с Каракалпакией и «прекращение ее оккупации». И еще: невмешательство Ташкента во внутренние дела республики и предоставление ей возможности вести собственную внешнюю политику.

Как заявил один из оппозиционных лидеров, «Каракалпакстан — суверенная парламентская республика, Узбекистан — президентская». Срок вхождения в состав Узбекистана, напомнил он, истек в 2013 году, и «теперь население требует удовлетворения своих конституционных прав». Он также заявил, что каракалпаки удивлены «тюркским равнодушием к проблеме родственного народа», но, все же, выразил надежду на ее решение «в рамках тюркской платформы». Самые большие надежды в этом плане возлагаются на Турцию и Казахстан. В общем, требование — полный суверенитет Каракалпакии.

Сепаратизм — зуд мало чем обоснованного создания национально-освободительного движения или требования удовлетворения законных прав? Случайно ли была упомянута культура России, от которой Ташкент пытается «максимально отделить каракалпаков», или это примитивная, так сказать, в духе времени, спекуляция? Во всяком случае, в президентство Мирзиеева такие настроения в Узбекистане не превалируют.

Достаточно сказать, что русский язык здесь не стал изгоем, как в некоторых других государствах постсоветского пространства: «Росбалт» недавно писал о том, что Узбекистан — самая продвинутая страна в Центральной Азии в плане национальной толерантности. Государственный язык здесь узбекский, вторым по значимости считается русский, не имеющим официального статуса, но им владеет значительная часть населения. А на территории Каракалпакстана официальным является и каракалпакский язык. В Узбекистане, помимо национальных школ, функционируют 848 русских, 417 — казахских, 377 — каракалпакских, множество таджикских, киргизских, туркменских. Обучение в вузах тоже ведется на этих языках. К тому же, говоря о «великом и могучем», в республике действуют более десяти филиалов российских вузов, и их количество будет расти. Так что говорить об ущемлении русского или иного языка не приходится — пока, во всяком случае.

Но почему тогда в Каракалпакии возмущены отделением от русской культуры, ущемлением государственного языка республики? И имеют ли место там те репрессии, которые упоминались выше со ссылкой на СМИ и Ютуб? Другой вопрос — запрет политических партий. Власти Узбекистана никаких комментариев по всем поднятым вопросам, которые, понятно, не вчера родились, не делали.

И главное: будет ли раскручен вопрос «полного суверенитета» Каракалпакии, которую с большой долей уверенности не склонен отпускать от себя Узбекистан. И имеет ли «республика в республике» юридическое право отчалить от метрополии. Это уже вопрос международного права: чтобы занять свое место в ООН, претендент должен иметь поддержку 2/3 государств — членов этой организации и одобрение Совета безопасности. Но в случае с постсоветскими территориями такого прецедента еще не было и вряд ли будет. Зато кровопролития на почве борьбы за независимость — море.

Если Узбекистан не «грешит» в отношении Каракалпакии настолько, насколько об этом говорят радикально настроенные группы, скорее всего, идея формирования «национально-освободительного» движения подкинута извне с целью расшатать эту успешную, по сравнению с многими другими на постсоветском пространстве, республику. Причем во главе с президентом, которого вряд ли можно запугать и сделать «ручным» в интересах той или иной силы.

Но создать еще одну «горячую точку» на территории бывшего союза, да еще в таком стратегически важном и взрывоопасном регионе как Центральная Азия — вполне реально: старые мины плюс бикфордов шнур.

Ирина Джорбенадзе

Tags: за рубежом, сепаратизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments