sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Categories:

Четвертая волна. Два варианта

«Четвертая волна», как дембель и крах империализма, неизбежна. Все ранее отметившиеся в терроре против населения персонажи уже бьют копытом, хлопают крыльями и испускают запах серы. Им уже не терпится. «Выборы» вот-вот, пару дней на ритуал подведения итогов, пьянку «победителей» - и можно приступать.


Цель вакцинации — не здоровье людей. Это настолько нелепое предположение, что даже неловко его опровергать. Если бы кремлевские были бы заинтересованы в здоровом населении, то они для начала не уничтожали бы здравоохранение, не обрекали бы на нищету большую часть народа, проводили бы менее людоедскую политику. Нынешние крокодиловы слезы — они вообще про другое.

Вакцинация — инструмент принуждения к лояльности. Податное сословие должно в ходе массового насилия над ним вообще забыть про такой рудимент, как права и свободы. Руководящее решение — единственный побудительный мотив любого действия. Если сказано — со своей веревкой, мылом и табуретом, то все должно исполняться неукоснительно и в срок. Не задаваясь вопросами — а зачем? Кому надо — тот в курсе.

Сам факт того, что большая часть населения продолжает бойкотировать вакцинацию, для власти создает нетерпимую ситуацию. А потому логика сейчас одна: нагнуть и заставить.

Правда, есть два препятствия. Первое — избыточная ретивость может привести к протестам. Их, конечно, задавят, но установка (пока во всяком случае) — минимизировать протест, растянуть процесс террора как раз для того, чтобы провести программу принуждения как можно аккуратнее. Потом, когда сомневающиеся и активные бойкотирующие окажутся в меньшинстве, можно будет применять уже более зверские методы по отношению к ним, а те, кто уже подставил плечо, пойдут на второй круг, и уже с меньшим сопротивлением.

Второе препятствие — сама машина террора. Она, мягко говоря, не в порядке. Система управления у режима находится в крайне разболтанном виде, она пребывает в перманентном кризисе, рентные угодья стремительно сокращаются, поэтому оргпреступные группировки больше обеспокоены защитой своих участков и захватом чужих. И чем дальше — тем больше сил и усилий тратится на эту, ключевую, задачу.

Поэтому режим вынужден действовать «волнами», называя их волнами коронавируса. По всей видимости, и в глобальном масштабе ситуация выглядит приблизительно такой же — средний класс, который и уничтожают в ходе пандемии, сопротивляется.

Однако в России (в отличие от многих других стран) реальные показатели очень сильно отстают от плановых. Бойкот и сопротивление не снижаются. А долго выдерживать такой ритм «обострение-релаксация» режим позволить себе не может — его ресурс террора уменьшается. Террор — вообще затратный метод управления, он по своей сути не может длиться долго.

Поэтому перед режимом встает вопрос: либо продолжать «как есть», но тогда через полгода максимум ресурс террора как управления будет исчерпан полностью, и нужно будет либо переходить на новый уровень насилия, либо закрывать тему борьбы с вирусом. Что по сути, выключит кремлевских из иерархии, которая создается для будущей «новой нормальности».

Раз так — есть два сценария проведения «четвертой волны». Первый: провести его так же, как и предыдущие. Локдаун примерно на месяц, в течение которого удастся принудить к вакцинации еще процентов 10 населения, после чего — снятие ограничений. Где-то к ноябрю-декабрю максимум. Второй сценарий — пока еще у террора есть ресурс, попытаться максимизировать насилие и решить задачи уже в ходе «четвертой волны». В таком случае ее придется продлевать до нового года (или даже чуть дальше), но это стратегия ва-банк. После нее режим без коренной трансформации в откровенно фашистский уже будет не в состоянии проводить политику внутреннего насилия. Да и вероятность бунтов и протестов резко возрастет. Причем бунтов, которые будут инспирировать региональные власти — ограничения выжигают их бизнес, который сосредоточен в регионах. И масштабный террор может окончательно подрубить кормовые площадки местной знати. Понятно, что она будет этим крайне недовольна, и создать волнения для нее станет чуть ли ни единственным выходом из положения.

И если раскол по линии «центр-регионы» возникнет раньше, чем это можно предположить сейчас, то придется ускорять и процессы трансформации самого режима. Будет ли это пресловутый «трансферт» или что-то иное — решать, видимо, будут по обстановке.

Возможно, что гибель министра Зиничева была упреждающим ударом по одному из сценариев трансферта, чтобы создать неопределенность и вынудить к импровизации. Поэтому Путин и спрятался в очередной раз, так как будучи патологическим трусом, неспособен встречать угрозу прямо. А низкий интеллект не позволяет импровизировать. Так что спрятаться — единственный вариант, ему доступный.

Однако второй сюжет с повышенным до предела градусом насилия позволяет той части компрадоров, которые ориентированы на «новую нормальность» и ее идеологов, хотя бы рассчитывать на небольшой шанс — а вдруг удастся? В стандартном варианте к середине 22 года этих шансов не будет вовсе: режим начнет буквально рассыпаться от неподъемного количества внутренних противоречий и дефицита ресурсов, в первую очередь управленческих.

Попытаться снизить риски кремлевские нацисты, конечно, будут пытаться, причем в обоих сценариях. Но их проблема в том, что в условиях нарастающего дефицита ресурса управления они будут вынуждены применять террор в основном в агломерациях и крупных городах. Там они смогут сосредоточить свои усилия и сконцентрировать карателей в случае срыва обстановки. «Размазывать» свои хилые возможности по территории страны они уже не в состоянии.

Поэтому Москва, Петербург, ряд других миллионников, видимо, в любом сюжете попадут этой осенью под жесткий пресс. Регионы будут демонстрировать готовность и даже объявлять о тех или иных ограничениях, но по факту будут стараться обойтись лишь имитацией. Тренд на стягивание насилия в крупные города будет продолжен просто потому, что вариантов у режима нет. Весь вопрос сейчас — будет ли «четвертая волна» сопровождаться сверхусилиями или будут обходиться прежним сценарием «прыжок-отскок».

Вопрос не просто умозрительный. Сверхусилие чревато, особенно для предельно истощенного организма. Если режим все-таки пойдет на него, то последствия могут оказаться неожиданными — и в первую очередь для самих кремлевских.

Эль Мюрид

Tags: власть, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments