sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

Category:

Коммунисты, назад! Раздвоение политической личности

Лидер КПРФ мало похож на своих решительных предшественников из СССР

В былые времена коммунисты свято верили в правоту своего дела. Многие готовы были отдать жизнь за торжество идеалов партии.


Не буду повторять, что они, эти идеалы были иллюзорны, утопичны, мерцали как далекие звезды. Но в них верили - отчаянные, бескомпромиссные люди. Коммунисты были первые в ратных и трудовых делах.

Стихотворение Александра Межирова – хоть и с примесью пафоса, но точное, сопутствующее былому времени:

Повсеместно,
Где скрещены трассы свинца,
Где труда бескорыстного — невпроворот,
Сквозь века,
на века,
навсегда,
до конца:
— Коммунисты, вперед! Коммунисты, вперед!


Прошли десятилетия. Коммунисты – говорю о тех, кто заседает в парламенте - стали другими. Они, далекие от рабочих и крестьян, когда-то составлявших основу партии, лишь делают вид, что борются за власть. Коммунисты критикуют правительство, ругают законы, обличают олигархов. Они имитируют решительность, но на самом деле робки и аморфны.

Красное лицо красного лидера постоянно припудрено лукавством. Зюганов сотрясает воздух заклинаниями и грозит Кремлю. Но когда он оказывается лицом к лицу с хозяином Кремля, с него слетает горделивая спесь. Он молча стоит перед президентом, лишь подобострастно кивая головой.

На недавних выборах в Государственную думу КПРФ уступила «Единой России». В очередной раз власть обвинили в подлогах, искажениях. Особенно усердствовали коммунисты, устроившие пикет в столице. Они требовали пересчета электронных голосов, которые вызвали наибольшие подозрения в фальсификации.

Резонно было ожидать бурной реакции манифестантов, тем паче, предмет для спора был важный – после пересчета голосов количество депутатов-коммунистов могло заметно возрасти. Акция, однако, прошла спокойно - как репетиция спектакля или съемка фильма. Сценарий был известен заранее и утвержден: коммунисты изливали душу под шелест красных знамен, росгвардейцы и омоновцы без всякого интереса на них взирали и, натруженные на других демонстрациях руки, в ход не пускали.

Манифестанты то и дело оглядывались по сторонам – где же лидер? Ведь он должен зажечь массы своим энтузиазмом. Но день сменил вечер, но Зюганов так и не появился. Оказалось, он был вызван в Кремль, где президент встречался с лидерами партий, избранных в Государственную думу XVIII созыва.

У Зюганова была замечательная возможность высказать главе государства все, что думает, возмутиться, потребовать… Но красный лидер опять безмолвствовал. А потом без тени смущения, в очередной раз признался в любви к власти и верности президенту: «Все, что вы намечали, мы активно поддерживали и поддерживаем».

Налицо явное, конъюнктурное раздвоение политической личности. На трибуне, среди соратников Зюганов говорит одно, в Кремле – другое. Почему же сторонники не призовут его, наконец, определиться – с кем он? Хотя это давно понятно. Зюганов лишь загримирован под оппозиционера, очевидно, что он поддерживает власть, дающую ему престижное положение главы большой партии, солидную зарплату, близость к элите и прочие блага.

Зюганов - не борец, не трибун, и это очевидно. Он лишь играет в игру, затеянную давным-давно. Но если красному лидеру подобная ситуация выгодна, то каково себя ощущать рядовым членам партии? Они искренне хотят добиться позитивных перемен в стране, Зюганов же имитирует борьбу, хмурит брови и сотрясает воздух своим басом, в очередной раз упражняясь в демагогии.

Из стана КПРФ давно слышен ропот – мол, довольно участвовать в этом спектакле. Партии нужен другой лидер – решительный, деятельный. Но даже, если таковой и придет на смену Зюганову, то парламентским путем партия своих целей все равно не достигнет. Любая инициатива, любой законопроект, актуальный и полезный обществу, будет заблокирован «Единой Россией», если та получит соответствующее указание Кремля.

К тому же, коммунистов власть – сверх меры озлобленная и подозрительная – способна обвинить в экстремизме – нынче эта формулировка применяется и для невиновных, но неугодных – или еще в чем-нибудь другом противоправном. Кстати, аналог этому можно найти в далекой истории.

До Октябрьской революции большевики трижды избирались в парламент. Во II Государственной думе они были представлены в составе фракции социал-демократов. Большевики, несмотря на депутатскую. неприкосновенность, были осуждены за подготовку к «ниспровержению государственного строя» и отправлены в ссылку.

В IV Государственной думе заседала Российская социал-демократическая рабочая фракция, состоящая из большевиков: петербуржца Алексея Бадаева, москвича Романа Малиновского (он был разоблачен как агент царской охранки), Григория Петровского из Екатеринослава, Федора Самойлова из Иваново-Вознесенска, Николая Шагова из Костромской губернии. Все они представляли рабочий класс.

Возникает закономерный вопрос: сколько сегодня рабочих, о которых неустанно радеет красный лидер, сегодня во фракции КПРФ?

Ни одного.

Последним коммунистом-рабочим в думе был Василий Шандыбин – оригинально мыслящий, не умеющий лгать человек. В 2004 году он вышел из КПРФ. С тех пор ни рабочих, ни крестьян в российском парламенте не было. И это - весьма красноречивый факт.

Снова оглянемся в прошлое. При всем уважении к думцам-большевикам, нельзя не отметить, что их влияние на деятельность парламента было незначительным. Но лидеры большевиков отводили своим представителям иную роль. «Не то нам важно, чтобы обеспечить себе сделками местечко в Думе, - писал Ленин. - Наоборот, сами эти местечки важны лишь потому и постольку, поскольку они могут послужить развитию сознания масс, повышению их политического уровня, организации их не во имя «спокойствия», «порядка», «мирного (буржуазного) благоденствия», а во имя борьбы, борьбы за полное освобождение труда от всякой эксплуатации и от всякого гнета».

Очень актуально звучат слова любимого многими коммунистами Сталина. Кажется, что он, сквозь толщу лет оценивает – и весьма точно - нынешнюю ситуацию:

«Что такое нынешняя Дума и каково должно быть наше отношение к ней? Это собрание депутатов, которое «имеет право» совещаться, но «не имеет права» переступать существующие основные законы. Над ней надзирает Государственный совет, который «имеет право» отменить любое постановление Думы. А на страже стоит вооруженное с ног до головы царское правительство, которое «имеет право» разогнать Думу, если она не удовольствуется совещательной ролью».

Нынешний парламент, как и много лет назад, находится под строгим надзором. Раньше – Государственного совета, теперь – Совета Федерации и президента. Но если в былые времена депутаты – среди них были яркие личности - спорили, дискутировали, и их голоса разносились по всей стране, то теперь дума – сборище людей, готовых во всем угождать Кремлю. В обмен за покорность они имеют возможность использовать свое положение в собственных же, меркантильных интересах.

P.S. Несмотря на лояльность коммунистов, власть полностью не доверяет им. Свидетельство тому – недавний визит полиции в приемную первого заместителя Зюганова Ивана Мельникова. Предметом интереса людей в форме стали документы фракции КПРФ о незаконности дистанционного электронного голосования. Их юристы собирались передать в суд.

Зюганов выразил протест, назвав вторжение «уголовным преступлением». Впрочем, он может говорить, что угодно. Но делать будет красный лидер то, что ему прикажут.

Валерий Бурт

Tags: политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments