sozero (sozero) wrote,
sozero
sozero

До мышей донаграждаются! Из истории отечественного Нобеля

Чем дальше, тем волшебнее.

Отечественные лауреаты Нобелевок мира:

Сахаров, который называл "трагическим развитием событий" прекращение Вьетнамской войны.

Горбачёв, при котором в Европе и в бывшем СССР впервые за 40 с лишним лет начались войны.

Теперь Муратов — один из вернейших трубадуров новой Холодной войны.


Хотя всё это, конечно, меркнет на фоне Барака Обамы, который Нобелевку мира получил авансом — и отплатил за неё бомбёжками Ливии (и последовавшей 10-летней войной в этой стране). После чего даже глава Нобелевского комитета Гейр Лундестад заявил, что сожалеет, что Обама был удостоен награды.

Но тут ещё и на измельчание лауреатов хотелось бы обратить внимание. Думаю, реакция 90% из сограждан, узнавших о новом лауреате, будет однотипно-недоумённой: "А кто это такой?.."

Ведь эдак и до мышей можно донаграждаться...

Однако присуждение Нобелевских премий гражданам СССР и России имеет свою историю и определённую логику. Попробуем эту логику увидеть, включая и последнее решение Нобелевского комитета... Лучше всего о том, что собой представляли эти награды, сказал Жан-Поль Сартр, в 1964 году отказываясь от присуждённой ему премии: «Я хорошо понимаю, — сказал он, — что сама по себе Нобелевская премия не является литературной премией западного блока, но её сделали таковой... Вот почему в нынешней обстановке Нобелевская премия на деле представляет собой награду, предназначенную для писателей Запада или „мятежников“ с Востока. Например, не был награжден Неруда, один из величайших поэтов Южной Америки. Никогда серьёзно не обсуждалась кандидатура Арагона, хотя он вполне заслуживает этой премии. Вызывает сожаление тот факт, что Нобелевская премия была присуждена Пастернаку, а не Шолохову и что единственным советским произведением, получившим премию, была книга, изданная за границей и запрещённая в родной стране. Равновесие можно было бы восстановить аналогичным жестом, но с противоположным смыслом». Это выступление имело такой эффект и стало таким обидным щелчком по носу для шведских академиков, что они мгновенно кинулись «восстанавливать равновесие». Уже в 1965 году премию получил Михаил Шолохов. А в 1971 году её вручили упомянутому Сартром чилийскому писателю-коммунисту Пабло Неруде...

Однако Сартр был абсолютно прав: литературная премия предназначалась писателям Запада или „мятежникам“ с Востока. В 1970 году премию получил очередной такой «мятежник» — Александр Солженицын.

Разумеется, ещё в большей степени этот принцип касался премии мира: её получали либо респектабельные западные политики, либо «мятежники», борцы с красным проектом с Востока. Однако тут была одна тонкость, которую важно правильно понять. А именно: для Запада был особенно ценен «мятежник», находящийся в СССР и оттуда ведущий свою борьбу. В 1969 году на Западе остался советский писатель Анатолий Кузнецов, автор романа-бестселлера, вышедшего в СССР, — «Бабий Яр». Но его судьба стала показательным уроком: на Западе его литературная звезда стремительно закатилась. Стало ясно, что писатель-эмигрант для Запада во много раз менее ценен, чем «мятежник», расшатывающий красный проект изнутри. А из таких «мятежников», живущих в СССР, более ценен тот, кто умеет действовать легально, а не сидит за решёткой. В 1958 году оппозиции внутри СССР ещё не было, тем более легальной. Но что за беда! — в таком случае всегда бывает можно поддержать культурную или литературную оппозицию. Кого-то, кто хоть на миллиметр отстоит от официальной позиции в нужную сторону. Что и было сделано, в этой роли в 1958 году оказался Борис Пастернак.

Стихи Сергея Михалкова «Нобелевское блюдо» из «Комсомольской правды» за 29 октября 1958 года:

Антисоветскую заморскую отраву
Варил на кухне наш открытый враг.
По новому рецепту как приправу
Был поварам предложен пастернак.
Весь наш народ плюёт на это блюдо:
Уже по запаху мы знаем, что откуда!


К 1970 году открытая оппозиция в лице диссидентов в СССР уже сформировалась. И опять-таки характерно, что премию получил не кто-то из диссидентов, находившихся в лагерях, к примеру, Даниэль или Синявский (дело которых в 1965 году и спровоцировало начало диссидентского движения). Нет, её получил писатель, находящийся на свободе — Александр Солженицын.

Премия мира 1975 года также была вручена не кому-то из заключённых-диссидентов, а самому легальному из них, больше всех других ограждённому своими высокими званиями и наградами (академик, трижды Герой Социалистического Труда!) от угрозы ареста. То есть имеющему наибольшую возможность продолжать легальную оппозиционную деятельность.

Перейдём теперь к современности. Исходя из того, что сказано выше, становится ясно, почему соперники г-на Муратова по списку номинантов — Алексей Навальный, например — не имели почти никаких шансов. Западу не нужен в качестве нобелианта герой в наручниках. Ему нужен человек, который легально может проповедовать свои идеи и привлекать к ним легальную же поддержу. Поэтому, как ни парадоксально, шансы Навального на получение данной премии катастрофически рухнули в самый момент его ареста. Другим соперником г-на Муратова была г-жа Тихановская. Но она — эмигрантка, а значит, не соответствует другому важному критерию нобелианта: «мятежник» должен жить на родине и оттуда раскачивать свои общественные порядки, потому что извне это получается гораздо хуже... Тихановская имела бы неплохие шансы, живи она на родине и оставайся на свободе.

В Кремле, похоже, испытали вспышку радости, что премию получил не сиделец Навальный, а вполне легальный журналист, которого там относят к либеральной, но вполне «примиримой» оппозиции. С которой можно спокойно взаимодействовать, договариваться, не опасаясь, что она выйдет за «рамки». Но это, однако, иллюзия. СССР был расшатан и рухнул посредством именно такой, легальной оппозиции в лице Ельцина и ельцинистов. Хотя и не без помощи Горбачёва, который, как известно, тоже получил свою Нобелевскую премию.

Таким образом, мы можем сделать вывод: в дни второй Холодной войны Запад использует ту же тактику, что и во время первой: опираться прежде всего на легальные и внутренние оппозиционные силы. Не на эмигрантов, не на сидящих в тюрьме. Так он действовал и в основном действует в КНР, Венесуэле, Кубе, Украине, Белоруссии... Так он будет действовать и впредь. Казалось бы, зачем, ведь, например, в России красным проектом давно уже не пахнет, как не было его и на Украине 2013 года? Но задача Запада неизменна и до безобразия проста: обратить эти страны в свои колонии или группы колоний, находящиеся под внешним управлением. Ну, а глупая местная буржуазия, надеющаяся сохранить «руль управления» в своих руках, наивно радуется тому, что Запад хочет действовать легально. Точь в точь как герой известного детского стишка:

Стала петь мышонку кошка:
— Мяу-мяу, спи, мой крошка!
Мяу-мяу, ляжем спать,
Мяу-мяу, на кровать.

Глупый маленький мышонок
Отвечает ей спросонок:
— Голосок твой так хорош —
Очень сладко ты поешь!


Как будто ласковое мурлыканье тёти кошки отменяет или изменяет конечный пункт, где должен оказаться мышонок — то есть в её пищеварительном тракте...

Александр Майсурян

Tags: политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments